Китайцы в США, семьи, традиции и численность

Китайцы в США

Всего: 1 930 202 [1] –3 538 407 [2]

буддизм, даосизм, конфуцианство и др.

Китайцы в США (упрощ. иер. 华裔美国人, трад. иер. 華裔美國人) — американцы китайского происхождения. Являются частью китайской общины и в то же время классифицируются как американцы азиатского происхождения. Термин используется не только к китайцам, мигрировавшим непосредственно из Китая, но и гонконгцам, сингапурцам, тайваньцам и китайцам из других стран, где велика китайская община.

Содержание

История

Первые китайские мигранты появились в США в 1820 году. В 1852 году их число достигло 25 тысяч человек, а в 1880 году — 105 тысяч человек, большинство из них проживали на западном побережье страны и происходили из китайской провинции Гуандун. К массовой эмиграции в те времена китайцев сподвигла экономическая нестабильность Китая при династии Цин и большое число рабочих мест на строительстве трансконтинентальных железных дорог США, связанных с быстрой колонизацией Запада и золотой лихорадкой в Калифорнии. После строительства основных дорог, китайское население стало заниматься сельским хозяйством, снабжая рынки страны продуктами питания.

С 1885 по 1943 гг. иммиграция китайцев была запрещена. Несмотря на отмену закона в 1943 году, она была сильно ограничена еще до 1965 года. В 1970-е гг. большинство иммигрантов были гонконгского происхождения с весьма небольшим число людей из материкового Китая. С послаблением в ограничениях в 1980-е гг. в США формируется большая китайская община.

Гражданство

Юридически, все этнические китайцы, родившиеся в США, являются американскими гражданами. Иммигранты после процесса натурализации должны дать присягу на верность США, однако не обязаны отказываться от прежнего гражданства. В то же время КНР не признаёт двойного гражданства и считает этих людей гражданами США.

Расселение

Китайцы в США составляют 22,4 % азиатского населения страны. На 2006 год их численность оценивалась в 3,6 миллиона человек, что составляет 1,2 % населения страны. Наибольшее число китайцев проживает в районе Большого Нью-Йорка и в близлежащих штатах. Другие основные районы расселения: Область залива Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Бостон, Чикаго и другие крупные города страны. Кроме того часть китайского населения рассеяна в сельских районах и университетских городках. На 2000 год китайское население составляло около 3 % от общего в Калифорнии и около 1 % — на северо-востоке. В крупных городах обычно также наличие нескольких чайнатаунов.

Языки

Самый распространённый китайский язык в стране — кантонский, среди языков неанглоязычного населения он занимает третье место по числу говорящих. Это объясняется большим количеством мигрантов из района Дельты Жемчужной реки, особенно на протяжении XIX столетия. С увеличением мигрантов из материкового Китая всё большее значение занимает путунхуа, среди иммигрантов последних лет распространены также миньские языки и у.

См. также

  • Китайская диаспора
  • Китайцы в Канаде
  • Индийцы в США

Примечания

  1. Country of Birth: China
  2. Selected Population Profile in the United States. Архивировано из первоисточника 12 июля 2012.Проверено 29 сентября 2008.

Источники

  • Chinese Americans and Their Immigrant Parents: Conflict, Identity, and Values, May Pao-May Tung, Haworth Press, 2000, paperback, 112 pages, ISBN 0-7890-1056-9
  • Chinese Americans: The Immigrant Experience, Dusanka Miscevic and Peter Kwong, Hugh Lauter Levin Associates, 2000, hardcover, 240 pages, ISBN 0-88363-128-8
  • Compelled To Excel: Immigration, Education, And Opportunity Among Chinese Americans, Vivian S. Louie, Stanford University Press, 2004, paperback, 272 pages, ISBN 0-8047-4985-X
  • The Chinese in America: A Narrative History , Iris Chang, Viking, 2003, hardcover, 496 pages, ISBN 0-670-03123-2
  • Being Chinese, Becoming Chinese American, Shehong Chen, University of Illinois Press, 2002 ISBN 0-252-02736-1electronic book

Ссылки

  • The Rocky Road to Liberty: A Documented History of Chinese American Immigration and Exclusion
  • Chinese American Museum
  • Chinese Information and Networking Association (CINA)

Wikimedia Foundation . 2010 .

  • Китайцы в Новой Зеландии
  • Китайцы в Таиланде

Полезное

Смотреть что такое “Китайцы в США” в других словарях:

Китайцы в Канаде — Современный ареал расселения и численность Всего: 1 346 510 Онтарио … Википедия

Китайцы в Австралии — (Чайна австралийцы, китайцы Австралии) население Австралии, берущая корни из Китая, Гонконга, Сингапура, Макао и острова Тайвань. Китайцы в Австралии образуют крупнейшую общину за пределами самого Китая (за исключением китайской общины… … Википедия

Китайцы в Индонезии — Китайцы в Индонезии … Википедия

Китайцы в Лаосе — Китайцы в Лаосе группа ханьцев, постоянно проживающих в Лаосе. В настоящее время лица китайского происхождения составляют до 2 % населения страны (185 000 человек). Лаосские китайцы проживают в основном в столице страны Вьентьяне … Википедия

КИТАЙЦЫ — (самоназвания хань, ханьжэнь); включает также близкие к основному этносу народности: у, сян, гань, северные минь, южные минь, юэ, хакка, или кэцзя, хокло, группа народо общей численностью 1125000 тыс. чел., составляющие основное население Китая… … Современная энциклопедия

Китайцы — (самоназвания хань, ханьжэнь); включает также близкие к основному этносу народности: у, сян, гань, северные минь, южные минь, юэ, хакка, или кэцзя, хокло, группа народо общей численностью 1125000 тыс. чел., составляющие основное население Китая… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Китайцы в Малайзии — Китайцы в Малайзии совокупность национальных, языковых и культурно религиозных групп китайского происхождения в республике Малайзия. Общая численность 7,150,000 чел. или 25,8 % из 27,73 млн жителей страны (июнь 2008 г.,… … Википедия

КИТАЙЦЫ — (самоназвание хань, хань жэнь) нация, составляющая осн. часть населения КНР. Общая численность 652 236 тыс. чел. (1959), из них в КНР 636 500 тыс. чел. (95% всего населения страны). За пределами КНР наиболее крупные группы К. имеются в Таиланде… … Советская историческая энциклопедия

Вьетнамцы в США — Современный ареал расселения и численность Всего: 1 642 950 0,55% населения США … Википедия

Филиппинцы в США — Современный ареал расселения и численность Всего: 3,1 4 миллиона 1&#160 … Википедия

Диаспоры в США

Под коренным населением США принято подразумевать людей, родословная которых берет начало от переселенцев из Европы, приступивших к освоению северной части континента в XVII-XIX столетиях либо устремившихся в Америку в поисках благополучия в XX веке.

Именно эта категория граждан США лидирует по численности, оттеснив наследников индейских народностей, владевших территориями сегодняшних Штатов до открытия Америки.

Третьим сегментом населения принято считать национальные диаспоры – более или менее численные национальные землячества, объединяющие не столько потомков мигрантов, сколько людей, переехавших в США уже в новом времени.

Условно потоки иммигрантов можно разделить на массово-переселенческий (к примеру, британские фермеры-протестанты), трудовой (мексиканцы), социально-политический (диссиденты из СССР, тоталитарных и воюющих стран Африки и Ближнего Востока).

Читайте также:
Юлиус Фучик – чехословацкий журналист Герой

Крупные диаспоры США: влиятельные и отверженные

Армянская диаспора

Представители армянской диаспоры плотно проживают в штате Калифорния, по неофициальным данным, количество американских армян достигает 1,5 млн человек. Лос-Анджелес знаменит районом Глендейл, где четверть жителей — армяне.

Речь идет не только об армянах, бежавших в США на рубеже XIX-XX веков, спасаясь от геноцида турков Османской Империи, но и об армянах Ближнего Востока, спасавшихся от последствий гражданской войны в Ливане и Исламской Революции.

Американские армяне — наиболее образованные среди этнических сообществ. 70% выходцев из армянских семей заканчивают колледж .

Индийская диаспора

Первые волны индийской эмиграции в США были трудовыми: в середине ХХ столетия в США стали массово переезжать образованные профессионалы из среднего класса — «сливки Индии». Сегодня индусы относятся к благополучным слоям общества, многие из них занимаются медициной , преподаванием, инновационными технологиями. Индусы представляют одну из самых крупных сообществ в США, их около 2,4 миллионов (по данным Инстутитута миграционной политики США на 2014г. ).

Кубинская диаспора

Во Флориде и Нью-Йорке компактно живут кубинцы — их более 2,4 миллиона, что составляет 4% латиноамериканцев США. Кубинская диаспора является особенно влиятельной в штатах Нью-Джерси и Флориде, диаспора представлена в правительстве, в основе своей она католическая, ее известные представители — актеры Энди Гарсия и Кэмерон Диас.

Диаспора выходцев из стран Ближнего Востока

Американские арабы составляют почти 4 миллиона человек — около 2%. Примерно 75% среди них – христиане. Самые крупные арабские землячества живут в Детройте, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Чикаго, Вашингтон. Среди представителей диаспоры есть бизнесмены, политики, губернаторы, сенаторы, а 2010 году «мисс Америкой» стала ливанка Рима Факих, приехавшая в Штаты в 8 лет.

Китайская диаспора

Китайская диаспора составляет примерно 5,5 миллионов (по данным за 2018г.), основное занятие китайцев – торговля. Китайцы ассимилированы в американское общество, вступают смешанные браки, культивируя при этом принадлежность к великой конфуцианской культуре. Наиболее известный американский китаец — Брюс Ли. Семеро представителей китайской диаспоры получили Нобелевскую премию.

Еврейская диаспора

Численность еврейской диаспоры превышает сегодня 5,7 миллиона, США опережают Израиль по количеству живущих в стране евреев. Одновременно налицо тенденция к сокращению еврейского населения в США по причине низкой рождаемости. 52% американских евреек в возрасте 30-35 лет бездетны, около половины представительниц диаспоры — в смешанных браках.

Большинство американских евреев — около 4 миллионов — жители Нью-Йорка, Майами, Лос-Анджелеса, Филадельфии, Чикаго, Бостона, Сан-Франциско.

Мексиканская диаспора

Сегодня в США живут более 23 миллионов мексиканцев. Нестабильность экономики и политической жизни Мексики привела к массовой эмиграции в США. Специфика этнокультурного наследия мексиканцев и предубеждение коренного населения препятствует их успешной интеграции в общество, эта диаспора — наиболее замкнутая.

К среднему классу в большинстве относятся представители афроамериканской диаспоры, а также гаитянской, корейской, филиппинской, греческой, итальянской, немецкой. Менее успешны представители восточноевропейской иммиграции последних десятилетий.

«Рожденные в СССР» — русская и украинская диаспоры

Русская диаспора

На сегодняшний день русскими называют себя более 3 миллионов американцев, а русский язык входит в десятку самых распространенных в стране.

Условно диаспору можно разделить на два сегмента: культурно-замкнутые круги переехавших в 90-ые года XX века после распада СССР и практически не говорящие по-русски потомки выходцев из Российской Империи.

Украинская диаспора

Количество американцев украинского происхождения составляет примерно 0,38% от общего населения США.

Наиболее массовым местом жительства украинцев считается штат Иллинойс, где в пределах Чикаго существует целая «украинская деревня». Украинцы занимают целые кварталы в Нью-Йорке, Филадельфии, Лос-Анджелесе, Детройте.

Говоря об уроженцах пост-советского пространства, следует отметить казахскую и татарскую диаспоры, представители которой в особенности чтут свои корни и национальные традиции.

Вектор на интеграцию

История двух столетий выразительно демонстрирует — сколь сильно эмоциональная связь с родиной является для различных групп иммигрантов объединяющим началом. Как показывают статистические исследования, переживая в эмиграции общий опыт, переселенцы ощущают себя большими националистами, чем были в стране происхождения.

Очевидно и то, что изоляционизм и сепаратизм сегодня не привлекают членов диаспор. Большинство представителей этнических групп стремится включаться в политическую жизнь, находить союзников среди анклавов других национальностей и коренного населения.

Судьба китайской иммиграции в Америке, или С Китайским новым годом

Ирина Лагунина: История китайской иммиграции в Америку – это история путешествия из одной из древнейших цивилизаций в цивилизацию самую молодую. США были ещё очень молодой страной, когда тысячи китайцев начали прибывать в неё в середине 19-го века, привлечённые Золотой лихорадкой в Калифорнии. Сегодня американское гражданство имеют около трёх миллионов китайцев, и иногда их называют «образцовое меньшинство». Китайский новый год в Нью-Йорке отмечала наш автор Марина Ефимова.

Марина Ефимова: Как Америка в 19-м веке принимала иммигрантов? Иммиграционные власти проверяли, здоров ли новый кандидат в американцы, не числится ли за ним серьезных преступлений, и потом отпускали на все четыре стороны – крутись, как знаешь. Но и это равнодушное гостеприимство было благодеянием для тех, кто бежал от голода, от погромов, от политических и религиозных преследований, от геноцида. И иммигранты всех национальностей терпеливо «крутились», и все хлебнули свою долю страданий. Но никто столько, сколько китайцы.

«Первая волна китайской эмиграции пришла в 1850 г., а в феврале 1881 г. калифорнийский сенатор Джон Миллер выступил в Конгрессе в поддержку законопроекта, запрещавшего на 20 лет въезд в страну новым китайским иммигрантам. Он назвал китайцев «обитателями другой планеты». «Мелкие, жилистые, – говорил сенатор, – они похожи на механические существа, мало чувствительные к холоду и жаре, почти без нервов и без эмоций, терпеливые и выносливые. Они держатся стаями, как звери, и неспособны адаптироваться в Америке. Наша задача охранить англосаксонскую цивилизацию от заражения гангреной цивилизации восточной. Я знаю, что кое-кто назовет это дискриминацией. А почему бы и нет? Почему мы должны впустить в наш мир представителей деградированной и низшей расы, которые будут производить на свет людей низшего сорта?»

Марина Ефимова: Сюзан Чанг, автор книги «Американские китайцы», из которой взята эта цитата, пишет, что в Конгрессе после этого выступления шли яростные дебаты. Однако, закон, предложенный Миллером (Chinese Exclusion Act), был все же принят и просуществовал не 20, а 60 (!) лет. Китайские иммигранты попали в полувековую ловушку: семей не привезти, женщин не привезти. Можно уехать, но нельзя вернуться. Чем же они заслужили такие радикальные меры?

Читайте также:
Есть ли в России женщины-пилоты гражданской авиации

Уильям Вэй: В начале иммиграции китайцев можно было найти в любой сфере деятельности. Больше всего – среди золотоискателей (потому что они и приехали на приманку калифорнийской Золотой лихорадки). Но сферы их деятельности быстро сокращались. Дело в том, что в отличие от американцев, китайцы были готовы на любую работу, за самую низкую плату, в самых тяжелых условиях. И они составили такую конкуренцию, что белые рабочие добивались местных законов, не допускавших китайцев до определенных видов работ. И китайцам оставалось только то, что не привлекало белых: прокладка дорог, осушение болот, работа на рыбоконсервных заводах, стирка белья.

Марина Ефимова: В передаче участвует историк, проф. Колорадского ун-та Уильям Вэй.

Все эти несправедливости казались в то время естественными: китайцы, с их маленьким ростом, желтой кожей, длинными косами и гортанными голосами, были так ни на кого не похожи, что не вызывали сочувствия. Разве что такой человек, как Марк Твен, мог проявить непредвзятость. Он встречал китайцев в лагерях золотоискателей и писал: «Они – тихие, мирные, сговорчивые и непьющие. Неряшливые китайцы – редкость. Ленивых китайцев не бывает». В те же годы несколько журналистов не без восхищения писали:

«Китайский лагерь дорожных рабочих – образец чистоты. Невероятно строгие стандарты личной гигиены. Они моются каждый день – в бочках. Они пьют только кипяченый чай и потому гораздо реже болеют. В любой поход они берут чай с собой – в бочонках из-под виски. Вообще поразительно, какой груз они могут нести на длинном шесте, перекинутом через плечо. И не без грации. И без кряхтенья и жалоб».

Марина Ефимова: Но эти голоса тонули в общем отвращении. Калифорнийский Общественный Комитет горнодобывающих шахт представил законодателям документ:

«Присутствие здесь китайцев – моральное и социальное зло, отвратительная короста на чистом лице нашего общества, гниющая болячка на теле нашей политики. Одним словом – социальная болезнь».

Марина Ефимова: И законы следовали один за другим: 1852 г. – Налог на ввоз «кули» (то есть, китайцев). 1853 – повышение платы за лицензию на право китайца добывать золо-то.1854 г. – Запрещение китайцам свидетельствовать в суде.1870 г. – запрещение ввозить азиатских женщин с целью проституции (а поди докажи, какая у тебя цель). Началось и прямое насилие: в 1856 году из двух областей Калифорнии китайцев физически вышвырнули. «И это, – пишет тогдашний историк, – открыло шлюзы: убийства, поджоги, не говоря уж о мелочах». Положение китайца в суде было безнадежным, если за него не вступался белый. Именно в это время родилось выражение «китайские шансы» – то есть, нулевые». И именно в это время (в конце Гражданской войны) китайцы поставили себе безымянный памятник в Америке – Трансконтинентальную железную дорогу, на строительстве которой они были главной рабочей силой. Профессор Вэй, а решались ли китайцы на протесты?

Уильям Вэй: О, да, конечно. На строительстве Трансконтинентальной дороги условия были тяжелые. А для китайцев – особенно. И они забастовали. Просто сговорились и не вышли на работу.

Марина Ефимова: На строительство дороги сначала взяли всего 50 китайцев – главный инженер решил, что они хрупкие для такой работы. Но уже через несколько недель он взял еще 50, потом 100. Через несколько месяцев там работали тысячи китайцев. Они – единственные – могли успешно производить взрывные работы, потому что традиция фейерверков научила их работать со взрывчаткой. Они придумывали невероятные новшества. В морозную зиму 1866 года они не счищали завалы снега, а работали под снегом, прорывая в нем лишь коридоры и шахты.

Уильям Вэй: До бунта их довели даже не условия работы, а то, что несколько прорабов решили подгонять их кнутами. Но после 5-6-ти дней забастовки китайцы вернулись к работе, потому что им прекратили подвоз продовольствия. Тем не менее, после забастовки наниматели все же подняли им зарплату – на 2 доллара в месяц.

Марина Ефимова: Неприязнь и остракизм постепенно загнали китайцев в гетто – в «китайгородки» – чайнатаунс. Там были свои особенности. Например, в них не было женщин. Известный бард Чарли Чин описывает нью-йоркский Чайнатаун не 19-го века, а начала 50-х годов 20-го века, когда Чарли было лет восемь:

«Чайнатаун был тогда гораздо меньше, чем сейчас. По воскресеньям отец ходил туда за газетой и брал меня с собой. И я помню, что там на улицах почти не было женщин и детей. А мужчины подходили к нам, иногда даже с другой стороны улицы – чтобы потрепать меня по голове, дать конфету. Их собственные дети были в Китае, они не видели их помногу лет. Появление ребенка на улице Чайнатауна было событием».

Марина Ефимова: Горестная эта ситуация сложилась еще после введения закона 1870 г., препятствующего ввозу женщин. Китайцы, естественно, стали искать пути обойти закон. В чайнатаунах образовалось нечто вроде мафиозных групп – «тонгс». Одни, вполне респектабельные, занимались контрабандой женщин, чаще всего – проституток. Другие «тонгс» представляли собой банды, девушек из Китая увозили силой или обманом, занимались рэкетом и часто воевали друг с другом. В одной из их перестрелок в лосанджелесском Чайнатауне в октябре 1871 года был случайно убит белый полицейский. Читаем в книге «Американские китайцы»:

«По улицам разнесся слух: «Китаёзы стреляют белых», и толпа с воплями: «Вешать их!» кинулась в Чайнатаун. «Мы мчались, – вспоминал участник погрома, – в порыве ярости и восторга от необычности события. Китайцев выволакивали из домов и линчевали прямо на улице, и даже повесили мальчика лет 12-ти, ничего не понимавшего и парализованного страхом».

Марина Ефимова: В Лос-Анджелесе 25 человек убито, на глухой ферме в Калифорнии шестеро сожжены. В Сан-Франциско выпущен Указ «Каждый чиновник, директор, менеджер, клерк, принявший на работу китайца, виновен в совершении мелкого преступления». Даже врачи писали в медицинских журналах о специальных, страшных китайских болезнях, которые они считали (цитирую) «следствием тысячелетних звериных пороков и результатом сопротивления всем попыткам внедрить современную медицину». Начался исход. Кто-то бежал обратно в Китай, но немногие, потому что вернуться неудачником – бесчестье. Остальные – на Восточное побережье. Рассказывает куратор Музея Нью-йоркского Чайнатауна Беатрис Чэн:

Беатрис Чэн: Прозвище китайских общин было The Bachelor Society – Общество холостяков. Но, в основном, это были отцы многодетных семейств, которые все свои заработки посылали семьям в Китай. А сами жили по 7, по 10 человек в двухкомнатной квартире. Закон Chinese Exclusion Act в 1882 г. закрыл для китайцев «золотые двери» Америки, но в нем было сделано исключение – для купцов, учителей, студентов и их домашней прислуги. У этих людей были и жены, и дети. Но их боялись выпускать на улицу – чтоб не украли. А мужскими развлечениями были курильни, бани, книжные магазины, розыгрыши местных лотерей. Очень популярной была Кантонская опера (потому что первая волна иммигрантов была из Кантона) и залы для игры в кости – в маджонг. Были рестораны. Но главным местом встреч были магазины General stores. У большинства жителей Чайнатауна не было постоянных адресов, и в магазинах они получали почту».

Читайте также:
Пособия на детей в Казахстане

Марина Ефимова: В начале 20-го века в Чайнатауне Сан-Франциско служил замечательный белый полицейский – Джесси Кук. В 1931 г. он написал в воспоминаниях:

«Многие думают, что китайцы – прирожденные игроки. Это неправда. Просто у них в чайнатаунах было слишком мало развлечений, а выйти в город они не смели. То же самое и с курением опиума. В начале века в Китае курение опиума не считалось преступлением, и в Чайнатауне этим занимались в задней комнате каждой лавки. Пока они не делали этого в присутствии белых, я никого за это не арестовывал. Правда, приходя домой, всегда оставлял куртку и фуражку снаружи – чтобы выветрился запах опиума. Я жалел китайцев в их полной изоляции. Только в 1911 году, когда Китай стал республикой, они как-то внутренне освободились, стали отдавать детей в школы, даже девочек. Молодые люди отрезали косы, надели европейское платье и начали стремительно адаптироваться. В начале века в Чайнатауне было только 400 человек, кое-как объяснявшихся по-английски. Сейчас там все мальчики и девочки говорят на таком же чистом английском, как наши дети».

Марина Ефимова: Несмотря на официальный запрет эмиграции, женщин понемногу провозили контрабандой или женились (довольно часто и счастливо) на ирландках-иммигрантках, словом, нарождалось новое поколение. В Китае их прозвали “ABC” – American born Chinese – китайцы, рожденные в Америке. И еще их прозвали «бананами» – желтые снаружи, но белые внутри. Один из АВС – писатель L.C.Tsung, в романе «Маргинальный человек» рисует пронзительный портрет одного из последних представителей «Общества холостяков» – старой эмиграции. Герой романа Чарльз Лин заходит вечером в прачечную Чайнатауна:

«Изможденный старик гладил белье под светом голой яркой лампочки – в 10 часов вечера. Старик сказал Лину, что живет в Штатах 40 лет, и все это время посылает заработанные деньги семье в Китай. Он с гордостью показал фотографию. В центре снимка – седая женщина, окруженная 15-ю или 20-ю мужчинами, женщинами и детьми всех возрастов. Весь клан был порождением этого старика, который поддерживал их 40 лет своими тощими руками. Эта семья была целью его существования, единственным смыслом его жизни, его гордостью. А фотография была – как диплом с отличием».

Марина Ефимова: Главными удачами в общей судьбе китайской эмиграции были две катастрофы. Первая – землетрясение 1906 года в Сан-Франциско. Во время землетрясения погибли архивы города, и впоследствии многим китайцам удалось проникнуть в Америку под видом сыновей обеспеченных китайцев, чьи документы якобы сгорели. Чтобы обмануть суровую эмиграционную комиссию, им посылалось в Китай подробное описание генеалогического древа и описание семейного жилья со всеми деталями. Все это самозванные сыновья выучивали наизусть. Этих людей прозвали paper sons – то есть, «сыновья на бумаге».

Второй катастрофой, удачной для китайской эмиграции, была Вторая мировая война.

Уильям Вэй: Вторая мировая война покончила с дискриминацией. Для американцев стало невозможным иметь в своем законодательстве антикитайские законы в то время, когда Китай стал его военным союзником в войне с Японией. Поэтому в 1943 году новый закон, «Магнусон Акт», отменил старый – Chinese Exclusion Act. Въезд китайцам был разрешен. Правда, квота поначалу была 105 человек в год.

Марина Ефимова: Ксенофобия в Америке быстро переключилась с китайцев на японцев. В журнальных заметках рассказывалось, как отличить по внешности китайца от японца. Одна заметка называлась «Как отличить друга от врага». Китайские журналисты носили на груди бирки с надписью: «Я – китайский корреспондент. Не примите за японца!». Вообще каждый период истории Америки немедленно и непосредственно отражался на китайских иммигрантах. О свободолюбивых 60-х годах китайский радиожурналист из Миссисипи писал:

«Выступишь за черных, убьют белые. Выступишь за белых, черные тебе этого не забудут. Мы все, со своей сомнительной расовой принадлежностью, ходили тогда по тонкому льду. Я был диджеем, и однажды вечером в студию впорхнули три белые девушки, желающие познакомиться со своим любимым диджеем. Я сказал, что его нет, а я – уборщик. Мы знали, что делали с черными, которых подозревали в ухаживании за белыми девушками».

Марина Ефимова: Интересно, что именно в 60-х появилось почти официальное определение китайской эмиграции – model minority – образцовое меньшинство.

Уильям Вэй: Родилось оно в сравнении двух иммигрантских групп (китайской и японской) с остальным цветным населением Америки. И мотив был такой: Посмотрите, что мы делали с китайцами последние сто лет, как только их ни третировали. А они не только выжили, но и достигли замечательных успехов. Поэтому если афро-американцы, латинос, индейцы, азиаты, живя здесь, НЕ преуспели, это их собственная вина. (чуть посмеиваясь). Вообще говоря, это порочная установка – перекладывать вину на сами жертвы».

Марина Ефимова: Я впервые попала в нью-йоркский Чайнатаун в начале 80-х. Первое, что меня поразило, – разнообразие китайских лиц: аристократические, крестьянские, интеллигентные, сказочно красивые – недаром американо-китайского актера Джона Лона брали в свои фильмы такие эстеты, как Бертолуччо, и Майкл Кимино. Другое сильное впечатление – еда. Сейчас с уверенностью можно сказать, что китайская кухня – самая популярная в Америке, заметно популярнее американской.

Беатрис Чэн: Настоящего интереса к аутентичной китайской еде не было до 70-х годов – до визита Никсона в Китай. Известны были только блюда, изобретенные здесь: смесь жареных овощей (чап суи), жареная лапша (ло мэйн) и печенья fortune cookies – которые в сам Китай попали только в 1993 г. Но по c ле визита Никсона американцы повалили в Чайнатауны попробовать настоящей китайской еды. Самыми любимыми стали блюда Шанхайской кухни: паровые пельмени (дамплингс) и супы. Ну, и, конечно, «пекинская утка», кантонская жареная свинина, хрустящие блинчики (эгг роллс). Огромной популярностью по всей стране пользуются китайские кухни, продающие еду на вынос – в картонных судках. В любом американском городке есть такие кухни. Там можно купить целый горячий обед по дороге с работы.

Читайте также:
Сидней: блистательный город на краю света

Марина Ефимова: Что касается китайского Нового года, то в этот день, 26 января, Чайнатауны по всей Америке выходят из берегов. Туристы отовсюду съезжаются на красочные новогодние китайские парады (начинаются звуки Нового года).

Беатрис Чэн: Ежегодный Новогодний парад в чайнатаунах– абсолютно американское изобретение – его нет нигде в Азии. Но Золотой дракон, танцы драконов и львов, фейерверки – это китайские традиции. Главная традиция – как можно больше шума: шум отпугивает злых духов. Очень важны цветочные ярмарки: свежераспустившиеся цветы – главный символ китайского Нового года, добрый знак для каждого дома. Так что приезжайте. И счастливого вам Нового года!

Марина Ефимова: И вам. С Новым китайским годом! С новым китайским счастьем!

Китайцы в США

1 декабря 2020 , 13:34 Дмитрий Скрипченко, к.ф.н., востоковед; Юйци ХАНЬ, аспирантка Пекинского педагогического университета

В США прошли выборы президента, в которых победил Джо Байден. Дональд Трамп был известен своим длинным языком и резкими взглядами в отношении Китая. Это, можно сказать, была его «фишка». Сейчас кажется, что Байден более выгоден Пекину, но это первые впечатления. Мы расскажем подробности о том, как китайская диаспора живет и влияет на Америку. Еще с середины XIX века.

Среди всех прочих национальных меньшинств США китайское выделяется особенно: оно одно из самых больших среди не белых американцев и самое большое среди всех азиатов. Сейчас, когда отношения между Америкой и Китаем стремительно ухудшаются, интересно внимательнее посмотреть на то, как живут китайцы за океаном. Важно понимать, что это огромная сила, сыгравшая большую роль в становлении китайского чуда, а американо-китайские контакты не исчерпываются лишь торговлей, а состоят из целого комплекса сложных отношений. Мы покажем, что контакты двух стран развивались по спирали, и сейчас наступил новый виток их развития.

Трудности перевода

Для начала определим некоторые термины, важные для дальнейшего понимания темы. Для русских привычен этноним «китаец», который мы употребляем по отношению ко всем китайцам в мире. Но сами они употребляют разные понятия для соотечественников в своем государстве и для тех, кто живет за рубежом. Собственно, китаец, проживающий на территории КНР и являющийся ее гражданином, или временно приехавший оттуда в другую страну, называется 中国人(чжунгожэн). В то время как для разных категорий иностранных китайцев есть разные обозначения.

Например, слово 华人 (хуажэн) обозначает лиц, которые уехали из Китая, уже не являются его гражданами и давно живут в другой стране. Другое понятие – 华侨 (хуацяо) – это китайцы, давно живущие в другой стране, но юридически еще считающиеся гражданами Китая. Возможно их совместное употребление – хуацяо хуажэн. Третье понятие – 华裔 (хуаи) обозначает этнических китайцев, родившихся и выросших в другой стране, получивших ее гражданство и никогда не имевших китайского.

То есть, для самих китайцев очень важна территориальная и юридическая принадлежность. И в разных регионах мира, где находятся китайские общины, есть разный процент тех или иных групп китайцев. Например, в Сингапуре более 90% населения составляют хуаи. Касательно США, в Китае в отношении соотечественников используют и понятие «хуацяо хуажэн», и «хуаи». По-русски можно сказать и «американский китаец», но в разговоре с китайцами они могут просто не понять, о ком именно идет речь.

Эхо холодной войны

По состоянию на 2020 год было зарегистрировано свыше пяти миллионов американцев китайского происхождения. Впервые в США китайцы начали пребывать еще с момента их основания, но по-настоящему крупные волны иммиграции происходят в середине XIX и во второй половине XX века. Первая связана с бедственным положением южного Китая в результате Опиумных войн, а также подавлением восстания тайпинов (народное движение на юге Китая против правившей империи Цин и европейских колонизаторов). Миллионы южных китайцев оказываются на грани голодной смерти. В это же время в США, во-первых, идет строительство железных дорог. Во-вторых, в Калифорнии начинается активная добыча золота. Для всего нужны рабочие. Так китайцы впервые массово отправляются в США.

Вторая волна китайской эмиграции в США связана с начавшейся в 1970-х годах в КНР политики «реформ и открытости». Она не прекращается до сих пор. Однако между двумя волнами существовал промежуток огромной политической напряженности, отчасти сравнимый с нынешним противостоянием. После того, как Мао Цзэдун и Компартия Китая (КПК) победили в гражданской войне в 1949 году, мир уже был расколот на два лагеря. По понятным причинам КНР присоединилась к советскому блоку. С этого момента китайско-американские отношения вступили в 20-летний период жесткой идеологической конфронтации.

В 1950 году антикоммунистические активисты в США во главе с сенатором Джозефом Маккарти начали внутреннюю охоту на ведьм. Так называемый маккартизм преувеличивал угрозу коммунизма, утверждая, что СССР и Китай за границей действуют как «пятая колонна», чтобы навредить Штатам. До этого момента большинство хуацяо хуажэн воспринимали себя как китайцы, мечтавшие однажды вернуться на родину. После начала маккартизма, из-за тотального к ним недоверия и обвинений в нелояльности, некоторым из них приходится отказаться от идеи возвращения, опасаясь повторить судьбу американцев японского происхождения в годы Второй мировой. Дальше больше. В 1950 году начинается Корейская война, в которой КНР и СССР сыграли одну из ведущих ролей, что дало дополнительный козырь маккартистам.

Во время политического преследования американских китайцев, под видом расследования подрывной деятельности КПК, был заблокирован въезд не только новых иммигрантов, но и усложнена жизнь тех, кто уже приехал. Китайцы, получившие вид на жительство или даже гражданство, также стали объектами расследований со стороны правительства США. Страдают также ученые и инженеры китайского происхождения. Показательна в этой связи история Цянь Сюэсэня – «отца» космической программы Китая, который учился и работал в США, но из-за маккартизма вернувшегося в КНР. Помимо ограничений в правах, в отношении китайцев через СМИ формируется негативное общественное мнение, попутно закрываются китайскоязычные газеты.

От маккартизма страдает и китайский бизнес, который обвиняют в связях с КПК и спонсирования им Корейской войны. Так, по оценке Министерства финансов США, в конце 1951 года в Китай было отправлено в общей сложности от 4 до 5 миллионов долларов США. Американское правительство опасается, что если китайцы станут «пятой колонной» КНР, то будут полагаться на свою экономическую силу для поддержки коммунизма. Поэтому на китайский бизнес оказывается давление. В городах США с населением меньше 25 000 человек совсем закрываются китайские рестораны, в больших городах их количество сокращается.

Читайте также:
Фото Бруклинского музея (72 фото)

Реформы и открытость

В начале 1970-х годов, после «красного раскола» Мао с Хрущевым, и исходя из стратегических интересов совместного сопротивления Советскому Союзу, политика США в отношении Китая изменилась, и китайско-американские отношения заметно потеплели. Визит президента Никсона в КНР в 1972 году приоткрыл двери двух стран, в 1978 году между государствами установились дипломатические отношения. В то же время в 1965 году Конгресс принял «Закон об иммиграции и гражданстве», отменявший дискриминацию в отношении всех людей, прибывших в Штаты не из северо-западной Европы. Это повлияло как на увеличение количества иммигрантов, так и на улучшение их социального статуса. Закон, наряду с потеплением отношений с КНР, глубоко повлиял на хуацяо хуажэн, и многие из них ускорили свою интеграцию в американское общество.

Начинается вторая крупнейшая волна иммиграции: теперь в США едет большое количество высокообразованных китайцев, у многих есть определенный капитал, чтобы открыть свое дело. К середине-концу 1980-х годов новые иммигранты из Китая составляли до 75% от общей численности китайцев, проживающих в Штатах. Восстановление двусторонних дипотношений также дает китайскому сообществу за рубежом гарантию выражения своей политической позиции. Чтобы сломать этнические шаблоны, защитить свои права и изменить образ китайцев, они начали появляться в политике, участвуя в выборах различного уровня.

После окончания холодной войны, когда рухнул главный идеологический конкурент – СССР, и в связи с быстрым развитием КНР, Соединенные Штаты начали проводить в отношении Китая политику, с одной стороны, взаимодействия, а с другой – сдерживания. Китайско-американские отношения вступили в новую эру сотрудничества и конкуренции.

Сначала скажем о взаимодействии. В результате политики «реформ и открытости» и китайского экономического чуда, многих хуацяо хуажэн, а также их потомков – хуаи, очень привлекает возможность инвестировать средства в быстро растущий рынок КНР. Китайский капитал снова устремился на родину, придавая мощный импульс реформам. Многие компании США в то время также вышли на китайский рынок, в чем важную роль сыграли американские китайцы: они использовали свои связи для налаживания торговли между Китаем и США. Некоторые хуацяо хуажэн входят в американские компании, ведущие бизнес с КНР, или же приезжают в Китай в качестве агентов США, обладая преимуществами знания языка и владения необходимой информацией. В своей статье «Китайские диаспоры США и Канады и “новая” китайская миграция» историк Е. Анохина отмечает, что американские китайцы очень быстро занимают не только традиционные для себя сферы торговли и общественного питания, но начинают активно присутствовать в IT, науке, медицине, производстве электроники, химической и пищевой промышленности, банковской сфере (в последней важную роль сыграли выходцы из Гонконга).

Также возобновляются тесные научные связи – китайские ученые из американских китайцев наводят академические мосты между КНР и США. Благодаря этому в Америку отправляются на учебу тысячи китайских студентов.

В этот же период наступает эра «мягкой силы» Китая. В Гонконге, на тот момент хоть еще и принадлежащем Британии, расцветает своя кинофабрика с фирменными кунг-фу боевиками. Героем поколения становится Брюс Ли – родившийся в Сан-Франциско хуаи, уже в трехмесячном возрасте родители увозят его в Гонконг, где и всходит звезда мастера боевых искусств.

И если изначально помощь в сохранении культурной идентичности для американских китайцев предоставлялась в чайна-таунах, то позже она стала больше поступать с родины. Из-за наплыва новых мигрантов, американские китайцы стали покидать привычные этнические кварталы и расселяться в обычных пригородах больших городов с развитой инфраструктурой, что раньше для них было нехарактерно. В настоящее время, с повсеместным распространением интернета, доступностью авиаперелетов, появлением удобных мессенджеров американские китайцы находятся в более тесном контакте с Китаем, чем их предки. В свою очередь правительство КНР пытается всячески поддерживать лояльность и патриотизм не только хуацяо, но и хуаи, сотрудничая с китайскоязычными СМИ и различными зарубежными китайскими ассоциациями и организациями.

Новое противостояние

Теперь о сдерживании. В связи с президентством эксцентричного Дональда Трампа в мире больше заговорили о «китайской угрозе». Однако Штаты использовали обвинения в адрес Китая и раньше. Уже с 1990-х годов США начинают давить на болезненные для него точки прав человека, интеллектуальной собственности, вопросов Тибета, Тайваня и в последнее время Гонконга. Делалось это сначала не очень заметно, с помощью дипломатии и СМИ. Позже Трамп лишь начал говорить о том же самом с самых высоких трибун.

Разумеется, от политики сдерживания КНР страдают и американские китайцы. Так, согласно Национальному опросу общественности 2001 года, проведенного «Комитетом 100» (Committee 100 – организация, учрежденная американцами китайского происхождения, занимающаяся налаживанием связей между США и Китаем), более одной трети американской общественности уже тогда считали, что американцы китайского происхождения более лояльны к Китаю, чем к Америке.

В последние годы Соединенные Штаты только усилили подозрительность по отношению к Китаю. В этой связи все громче звучат обвинения китайских студентов и аспирантов, обучающихся в вузах США, которые, по мнению американских властей, занимаются нетрадиционным сбором разведданных по указу правительства КНР. Об этом, в частности, заявлял в 2018 году директор ФБР Кристофер Рэй, а в 2019 году зампредседателя сенатского комитета по разведке Марк Уорнер. Подобная практика уже привела к значительному сокращению академических обменов между США и Китаем. Увеличивается и уголовное преследование американских китайцев. Так, с 1997 по 2008 год китайские ответчики по делам о промышленном шпионаже составляли 17%, а в период с 2009 по 2015 год цифра увеличилась до 52% (данные КНР).

Помимо старых проблем, связанных с правами человека, Дональд Трамп начал активно настаивать на том, что Китай имеет большое положительное сальдо двусторонней торговли (КНР экспортирует больше, чем импортирует) и поднял ввозные пошлины на китайские товары. Но экономическая созависимость двух стран огромна. Повышение тарифов напрямую влияет на цепочки поставок и как следствие – на повседневную жизнь многих американских китайцев, деятельность которых прямо или косвенно связана с китайско-американской торговлей.

Поскольку американский президент выражает консолидированную позицию американского deep state, нельзя утверждать, что она сильно изменится с уходом Трампа. Хотя здесь все не так однозначно. С одной стороны, новоизбранный Джо Байден выступал с критикой торговых войн с Китаем, утверждая, что это вредит американской экономике. Это больше соответствует позиции Демократической партии, ориентированной на транснациональные корпорации, которые активно присутствуют в КНР. С другой стороны, Байден был жесток по отношению к нынешнему китайскому руководству, обвиняя лично Си Цзиньпина в нарушении прав человека внутри страны. И это вряд ли осталось незамеченным.

Читайте также:
Равенна, Италия — все о городе с фото

Подведем итоги

Современные китайцы, живущие в Соединенных Штатах, чаще всего имеют средний или высокий уровень жизни и образования, а также обладают высокой степенью интеграции в американское общество. Они выполняют роль «публичных дипломатов» между странами, а также могут оказывать влияние на американское общественное мнение для содействия дружественному развитию китайско-американских отношений. С другой стороны, на контакты между странами в разное время оказывала влияние политика. При взаимном доверии между КНР и США, начавшегося во времена Дэн Сяопина, произошло и глубокое проникновение китайцев в американскую жизнь, что привело к углублению взаимосвязи государств, в первую очередь в экономике. Политические разногласия, напротив, приводили к недоверию и притеснениям, обвинениям в шпионаже и «желтой угрозе», а на компании, близкие к КПК, накладывались экономические санкции. Это подтверждает наличие глубинных противоречий между мощными центрами силы – США и КНР, которые ярче всего проявились во времена холодной войны, но не исчезли совсем даже после политики «реформ и открытости». В настоящее время мы наблюдаем новый виток этого противостояния, которое, вероятно, будет продолжено и при нынешней администрации Белого дома.

Мнения, высказываемые в данной рубрике могут не совпадать с позицией редакции

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события – Яндекс Новости

Станьте членом КЛАНА и каждый вторник вы будете получать свежий номер «Аргументы Недели», со скидкой более чем 70%, вместе с эксклюзивными материалами, не вошедшими в полосы газеты. Получите премиум доступ к библиотеке интереснейших и популярных книг, а также архиву более чем 700 вышедших номеров БЕСПЛАТНО. В дополнение у вас появится возможность целый год пользоваться бесплатными юридическими консультациями наших экспертов.

    Введите свой электронный адрес, после чего выберите любой удобный способ оплаты годовой подписки

  • Отсканируйте QR. В открывшемся приложении Сбербанк Онлайн введите стоимость подписки год (490 рублей). После чего вышлите код подтверждения на почту shop@argumenti.ru
  • Станет ли Америка провинцией Китая? Китайское присутствие в США

    США известны в мире как страна, созданная иммигрантами, и состоящая из иммигрантов в том или ином поколении. Казалось бы, в свете данного обстоятельства, отношение к прибывающим сюда на жительство китайцам должно было быть, по меньшей мере, терпимым. Увы, это не так. Некоторую терпимость со стороны белых американцев, пока еще составляющих абсолютное большинство населения США, можно наблюдать по отношению к китайцам (и вообще азиатам) в нынешние времена, но никак не во времена даже недавней истории.

    Начало широкой китайской иммиграции в США обычно связывается с временами «золотой лихорадки» (с 1848 г.) в Калифорнии, когда на ее территорию хлынули искатели счастья не только со всей Америки, но и из других стран. Китайское государство к тому времени испытывало жесточайший кризис. В результате опиумных войн и последующего за ними Нанкинского договора, власть Цинской династии оказалась серьезно подорвана, в стране хозяйничали западные компании, а простой народ подвергся наркотизации опиумом. Восстание тайпинов (1850-1854), с трудом подавленное совместными действиями маньчжурских и англо-франко-американских войск, окончательно обескровило страну и побудило множество китайцев искать средства к существованию за пределами страны.

    Ко временам «золотой лихорадки» в Калифорнии уже проживало некоторое количество хуацяо (китайских эмигрантов), которые в письмах на родину делились впечатлениями от увиденного. В результате обмена информацией приток китайцев в Калифорнию стал ощутимо возрастать. Сначала это не вызывало беспокойства местных жителей, но когда в 1852 г. сюда прибыло 20 тыс. китайцев, местное общество заволновалось не на шутку и с этого времени ситуация с хуацяо в США стала постепенно накаляться, достигнув в 60-70-х гг. XIX в. степени полнейшей нетерпимости. Отношение белых американцев к китайским переселенцам в 1860-1870-х гг. можно охарактеризовать словами: «массовые погромы», «линчевание», «поголовное увольнение всех китайских рабочих» и т.д.

    Вообще в XIX в. в США творились ужаснейшие вещи. Так, в 1853 г. американец Джеймс Холл совершил убийство китайца Лин Сина. Против Джеймса Холла свидетельствовали три китайских иммигранта, однако их показания были отвергнуты на том основании, что, по законам штата Калифорния, ни один негр, индеец или мулат не имеет права давать показания в суде. Тогда же Верховный Суд США постановил, что речь идет о небелых людях вообще, к которым, без сомнения, относятся и китайцы. Таким образом, Холл был оправдан.

    Антикитайские выступления белого населения США закончились принятием жестких мер против китайской иммиграции на государственном уровне. В 1881 г. власти Калифорнии объявили выходной для проведения антикитайских митингов, а в Конгресс США стали поступать многочисленные обращения с требованием предпринять меры в отношении иммигрантов из Китая. В 1882 г. был принят закон об «исключении китайцев», по которому прекращались иммиграция из Китая и предоставление прав гражданства уже приехавшим в Америку хуацяо. Данная мера существенно снизила число переселенцев из Поднебесной на североамериканские просторы.

    Так закончилась первая волна китайской иммиграции в США.

    Жесточайшие ограничения китайской иммиграции просуществовали до Второй мировой войны, когда 17 декабря 1943 г. конгресс США одобрил «Акт об аннулировании Закона 1882 г., установлении квот и др.», согласно которому все законы, касающиеся исключения или депортации лиц, принадлежащих к китайской нации, аннулировались. Между тем, въезд в США с этого момента был позволен только лишь 105 китайским гражданам ежегодно, что в целом едва ли изменило существующую обстановку.

    Окончательно система выделения хуацяо в отдельную категорию исчезла только в 1965 г. – с принятием Иммиграционного Акта, который исключил национальную принадлежность как основу иммиграционной политики. С этого времени началась вторая волна китайской иммиграции в США, которая продолжалась до конца 70-х гг. ХХ в. Эта волна имела ту особенность, что она состояла, в основном, из тайваньских китайцев.

    Наконец, с начала 80-х гг. ХХ в. и по настоящее время в США из КНР идет третья волна иммиграции. Основное место в ней занимают выходцы из континентальных провинций Китая.

    Таблица. Китайская иммиграция в США (1840-2004)1

    Год

    Общее население США

    Численность китайцев

    (тыс.)

    1840

    17.069.453

    1850

    23.191.876

    4.018

    Читайте также:
    Как доехать от аэропорта Сочи до Лазаревского

    0.02%

    1860

    31.443.321

    34.933

    0.11%

    1870

    38.558.371

    64.199

    0.17%

    1880

    50.189.209

    105.465

    0.21%

    1890

    62.979.766

    107.488

    0.17%

    1900

    76.212.168

    118.746

    0.16%

    1910

    92.228.496

    94.414

    0.10%

    1920

    106.021.537

    85.202

    0.08%

    1930

    123.202.624

    102.159

    0.08%

    1940

    132.164.569

    106.334

    0.08%

    1950

    151.325.798

    150.005

    0.10%

    1960

    179.323.175

    237.292

    0.13%

    1970

    203.302.031

    436.062

    0.21%

    1980

    226.542.199

    812.178

    0.36%

    1990

    248.709.873

    1.645.472

    0.66%

    2000

    281.421.906

    2.432.585

    0.86%

    2004

    285.691.501

    3.353.486

    1.17%

    Эмигранты-хуацяо, проживающие за пределами Китая, достаточно явно отличаются от китайцев, живущих у себя на родине, по мировоззрению и поведенческим стереотипам, поскольку на хуацяо, как бы там ни было, сказывается влияние народа-реципиента. Тем не менее, следует отметить, что китайская иммиграция в США, равно как и во всем мире, не распылена, а локализуется компактными группами-чайнатаунами2. В наибольшем количестве чайнатауны расположены в Калифорнии (Лос-Анджелес, Окленд, Хэнфорд, Сакраменто, Сан-Франциско, Сан-Диего, Сан-Хосе и т.д.), кроме того, в Нью-Йорке, Вашингтоне, Техасе, Колорадо, Флориде, Джорджии, Айдахо, Иллинойсе, Мэриленде, Мичигане, Миссури, Пенсильвании и т.д. Короче говоря, чайнатауны существуют практически в любом крупном городе США, и представляют собой обычно несколько кварталов, которые образуют своеобразный «город в городе», где живут исключительно китайцы и используется в повседневном общении исключительно китайская речь. Данный «геттообразный» способ заселения присущ, конечно же, не только выходцам из Китая, но и некоторым другим народам, особенно тем, которые резко отличаются от граждан западного мира антропологически и культурно.

    В чайнатаунах происходит сохранение этнических традиций, а также имеет место определенный китайский национализм, очевидно, как способ противостояния чуждому окружающему миру. Попадающий в чайнатаун китаец, за всю свою жизнь может даже ни разу не выйти за его пределы, находя в окружающей его общине и общение, и работу. Некоторые хуацяо в США не знают толком языка страны пребывания и не испытывают желания побольше узнать об окружающем мире.

    В основе мировоззрения китайских иммигрантов присутствует корпоративная (клановая) психология, нормы круговой поруки и взаимовыручки. Данные отношения определяют и функционирование таких социальных институтов, как семья, община, профобъединения, земляческие союзы и, что особенно любопытно, тайные общества, чье влияние на жизнь китайца весьма велико. Дело в том, что ханьцы издавна и многократно находились под пятой завоевателей – киданей, моголов, маньчжуров, японцев, испытывали притеснение от западного мира, потому не следует удивляться и их тяге к тайной организации.

    Особенно следует отметить тот факт, что хуацяо сохраняют прочные связи с родиной как личные, так и культурные, экономические и политические. К примеру, кадровое пополнение растущего бизнеса решается способом приглашения родственников из Китая, а приобретенный за границей капитал зачастую вкладывается в китайскую же экономику. Нельзя сказать, что в основе данных решений лежат исключительно соображения патриотизма, как известно, вложения капитала в Китай в настоящее время очень выгодны и если это делают американцы, то почему бы этого не делать и самим китайцам? Тем не менее, стоит признать, что многие китайцы, зачастую родившиеся и прожившие всю жизнь за границей, отходя от дел, переезжают на свою историческую родину.

    Иногда в СМИ муссируется мысль, что с помощью эмиграции правительство КНР пытается решить проблему переизбытка населения. Это совсем не так. На данный момент правительство КНР решает демографический вопрос за счет политики принудительного сокращения рождаемости: «одна семья – один ребенок». Другое дело состоит в том, что на сегодняшний день все индустриально развитые (и, как следствие, – сверхурбанизированные) страны, а их в мире около сорока, попали в демографическую ловушку. Рождаемость в этих странах меньше уровня простого воспроизводства населения и другого выхода из сложившейся ситуации, кроме рекрутирования граждан из слаборазвитых государств, ни одно правительство в настоящее время не видит.

    Привлечение иммигрантов, несомненно, является наиболее дешевым и наиболее простым способом восполнения убыли рабочей силы. Однако при этом наблюдается еще и следующее явление. Дело в том, что многие государства-лидеры (некоторые уже бывшие лидеры) индустрии на данный момент активно деиндустриализируются, переводя промышленные капиталы в страны с низким уровнем производственных издержек, в тот же Китай, в ЮВА вообще, и Латинскую Америку. Чем закончится весь этот интереснейший процесс – сказать сложно. Может быть даже и крушением тех же США от, во-первых, «окитаивания» и «латинизирования», во-вторых, от последующего, в будущем, напора новых флагманов индустрии, которые пожелают радикальным образом перераспределить доходы в свою пользу.

    На что обычно рассчитывают политики, стремящиеся открыть двери своей страны пошире для иммигрантов, принадлежащих к иным культурным системам? Реальная подоплека их устремлений, конечно же, экономическая. Обычно, для обоснования привлечения иностранных граждан на территорию своей страны, политики-иммигрантофилы любят ссылаться на «прогрессивный иностранный опыт», в частности, на бытовавшую в США достаточно долгое время концепцию «плавильного тигля», которая уже полностью обанкротилась, но все еще продолжает поддерживаться отдельными деятелями и отдельными СМИ.

    По поводу концепции «плавильного котла» в США сегодня можно услышать немало едких замечаний. Причем именно чайнатаун, похоже на то, стал первым гвоздем, забитым в ее гроб. Действительно, ныне в США существует немало территорий (причем достаточно плотно населенных), где владеть английским языком стало совершенно необязательно. Фактически это стало зримым свидетельством того, что «плавильный котел» не справляется с теми людьми, у которых сильно выражена этническая доминанта в самоидентификации. Основная этническая проблема в США ныне состоит в том, что очень многие национальные меньшинства, в первую очередь, латиноамериканцы, стремятся организоваться именно по принципу «чайнатауна», составляя закрытые, геттообразные конгломераты, где нисколько не озабочены изучением английского языка и правовых норм североамериканского государства.

    Следует также отметить и то обстоятельство, что хуацяо, не стремясь слиться с народом страны-реципиента в культурном и этническом отношении, достаточно легко приспосабливаются социально и экономически. После оформления иностранного гражданства хуацяо активно стремятся к получению высшего образования и быстро продвигаются в деловых структурах. В большинстве своем китайские иммигранты в США трудятся в сфере малого предпринимательства, специализируясь в ресторанном деле, розничной торговле, в пошиве одежды и обуви. Впрочем, существует достаточно много китайцев, владеющих крупными корпорациями, и здесь необходимо отметить следующее.

    Ситуация в китайско-американских отношениях резко изменилась с началом экономических преобразований в КНР. Если еще в 80-е гг. ХХ в. торговля между США и Китаем имела весьма незначительные объемы, как в относительном, так и абсолютном выражении, то уже в 90-е гг. она существенно расширилась, увеличившись с 10 млрд. долл. в 1990 г. до приблизительно 40 млрд. долл. в 1997 г. и, наконец, в 2009 г. объем товарооборота между США и КНР превысил 300 млрд. долл. При этом доля торговли с КНР ныне составляет 11% от общего объема товарооборота США, а доля торговли с США – 14% от общего объема товарооборота КНР. В 2009 г. 70% общего объема валютных резервов КНР составили доллары США (2 трлн. долл.), а госзаймы Минфина США в КНР составили 585 млрд. долл. Ныне Китай является крупнейшим иностранным кредитором Соединенных Штатов.

    Читайте также:
    Как найти недвижимость в аренду на Мальте

    Соответственно изменениям в экономической сфере, произошли изменения и в политических отношениях между США и КНР. Эти изменения коснулись, прежде всего, китайского лоббизма в США. На чем основан этот лоббизм?

    Во-первых, правительство КНР позволяет американским корпорациям переносить свои производства в Китай и использовать местную дешевую рабочую силу. Во-вторых, непременным условием ведения бизнеса в КНР является вовлеченность руководства американских корпораций в защиту китайских политических и экономических интересов перед американским правительством. Необходимо заметить, что в связях с китайским лобби замечены крупнейшие корпорации США.

    Как указывает исследователь лоббизма в США Н.Иванов в книге «Мировая экономика и международные отношения», структурно китайское лобби имеет классическую схему организации: посольство – торговый совет и общественные организации – лоббистские фирмы. Координирующую общеполитическую роль в китайском лобби выполняет особая Центральная рабочая группа по отношениям с конгрессом США, причем данную группу, состоящую из семи членов Политбюро КПК, возглавлял, в свое время, сам Цзян Цзэминь. Данное обстоятельство показывает, какое значение руководство КНР придает лоббированию китайских интересов в США. Кроме того, китайские корпорации достаточно давно пользуются услугами собственно американских лоббистских фирм. Так, еще в конце 80-х гг., по крайней мере, семь американских фирм были наняты Китайской мореходной компанией, Китайской импортно-экспортной текстильной компанией и др.

    В деле отстаивания интересов крупнейших корпораций США, развивающих бизнес с КНР, отметились такие личности как Л.Иглбергер, бывший в свое время заместителем госсекретаря, и Б.Скоукрофт, бывший советник президента по национальной безопасности. Наконец, никто иной как сам Г.Киссинджер опубликовал 20 января 2009 г. в лондонской «Индепендент» статью «Мир должен сформировать новый порядок или погрузиться в хаос», в которой заявил, что глобальный мировой порядок в будущем будет зависеть от характера взаимодействия США с Китаем. Более того, Г.Киссинджер предложил новому поколению американских политиков строить отношения с КНР на основе чувства общей судьбы так, как строилось межатлантическое взаимодействие после Второй мировой войны. Вот так и никак иначе.

    Какие основные проблемы находятся в центре внимания китайского лобби в Вашингтоне?

    До принятия КНР в состав ВТО данная задача являлась основной в проталкивании китайских интересов в США. Ныне главной задачей китайского лобби является сохранение за Китаем статуса страны наибольшего экономического благоприятствования (НЭБ) в торговле с США и нейтрализация попыток применения поправки Джексона-Вэника. Потеря статуса НЭБ сразу повлечет за собой повышение таможенных пошлин на китайские товары с 0-10% до 50-70%, что практически закроет им доступ на американский рынок.

    Еще одной задачей китайского лобби в США является смягчение противоречий по поводу массового нелегального воспроизводства в Китае компьютерных программ, музыкальных и видео компакт-дисков и т.п. продукции, выпущенной в США. Дело в том, что значительная масса этой нелегальной продукции обращается не только в КНР, что было бы еще полбеды, но она оказывается и на американском рынке, что наносит экономике США весьма значительный экономический ущерб.

    Напоследок стоит упомянуть еще об одном аспекте китайского присутствия в США.

    Совершенно очевидно, что доллары, заработанные китайскими корпорациями на экспорте ширпотреба, требуют своего вложения. Если данным вложением не является продукция Голливуда и Майкрософта, которую китайские кулхаккеры ломают за весьма умеренную плату в юанях, то одним из наиболее доступных инвестпроектов КНР в США являются ценные бумаги американских корпораций. Насколько подобные инвестиции окажутся прибыльными – покажет время, причем не такое уж и далекое, сейчас же стоит обратить внимание и на эту сторону китайской активности в США.

    Так, в 2007 г. для управления китайскими зарубежными активами в размере 200 млрд. долл. была создана корпорация CIC (China Investment Corporation). В 2010 г. CIC впервые представила данные о своих инвестициях в Комиссию по ценным бумагам и биржам США (SEC). Оказалось, что за два года своего существования СIC стала владельцем акций американских компаний на общую сумму 9,6 млрд. долл.; ей принадлежат доли в 60-ти американских корпорациях, среди которых Citigroup, Coca-Cola, Viza, Pfizer и др. Самым крупным вложением CIC (3,5 млрд. долл.) стали ценные бумаги канадской компании Teck Resources, занимающейся добычей цветных металлов, в которой фонду принадлежит 17,2% акций. Более всего CIC заинтересовали акции Morgan Stanley, пакет которых стал вторым по величине пакетом китайской корпорации (1,5 млрд. долл.). Фонду также принадлежат крупные доли в инвесткомпании Black Rock (713,8 млн. долл.) и др.

    Константин Александрович Пензев – писатель-историк, обозреватель Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

    Иммигранты из Азии – новая элита Америки

    28 марта 2013 10:49

    В минувший уикенд, в лос-анджелесском оплоте японской общины – в Американо-японском музее, прошел первый в истории США саммит «по американо-азиатским стандартам».

    Организаторы пригласили на саммит самых выдающихся своих представителей – ученых, деятелей искусства, блоггеров, активистов и просто вполне успешных предпринимателей, отвоевавших себе прочное место под американским солнцем – чтобы они, с позиций личного опыта, могли дать советы своим собратьям.

    Через тернии

    Тональность выступлений была примерно такая: «Вы не должны просто стучаться в двери Голливуда, вы должны предлагать им делать то, что хотите лично вы». Ораторы пытались донести до сознания собравшихся, что в их сообществе произошли серьезные перемены, которыми необходимо воспользоваться. Задачей и целью саммита было обсудить, как бороться со все еще сохраняющимися негативными представлениями об азиатах Америки, наносящими им вред, особенно когда дело касается семьи, образования, политики. «Мы решаем здесь, как строить свою жизнь или как реагировать на окружающую среду. Мы сами способны превратить эту среду в золото».

    Не последнюю роль в самовосприятии местных азиатов играют, по словам актера Парвиша Чина, из программы NBC «Outsourced», их экранные образы, на которых все они выросли, в основном негативные и ущербные. «Мы должны искать писателей, продюсеров, режиссеров всех цветов, которые отражали бы богатую культуру и историческое наследие представителей наших сообществ – не однобоко, а в разных ракурсах и измерениях», – советовал Чин.

    Читайте также:
    Авиакомпания МАУ: официальный сайт

    Чтобы понять, откуда ноги растут у наблюдаемого в последнее время всплеска самосознания у азиатских иммигрантов, заглянем мельком в сравнительно недавнюю историю. Процесс ассимиляции азиатов в Америке, увы, был усыпан не розами, а терниями. Впервые они появились в США, в основном на Западном побережье, где-то полтора века назад – в массе своей малоквалифицированные, низкооплачиваемые рабочие, находившие себе применение на полях и строительстве железных дорог страны.

    Отношение к ним американского правительства было откровенно предвзятым, расистским и дискриминирующим. Свидетельства тому – положения, запрещавшие иммиграцию азиатским женщинам; Chinese Exclusion Act 1882 года (закон о высылке из США и запрете на въезд китайцам), остановивший иммиграцию из Китая; Иммиграционный Акт 1917 года и Закон о национальной принадлежности 1924 года, повлекшие за собой иммиграционные запреты, распространившиеся практически на всю Азию; а также – интернирование около 120 тысяч американцев японского происхождения и насильственное удерживание их в концлагерях после нападения Японии на Перл-Харбор в 1941 году. Иммиграция китайцев оставалась под запретом с 1885 по 1943 годы. Несмотря на отмену запрета в 1943-м, ограничения сохранялись вплоть до 1965-го.

    Столь негостеприимное отношение разумеется не способствовало стремлению представителей азиатских стран направлять свои стопы в Америку на протяжении долгого периода – до тех пор, пока правительство США не изменило свою позицию, пока не был принят послабляющий Закон об иммиграции и гражданстве 1965 года, и ряд законодательных актов последующих лет, открывших наконец азиатам доступ к американскому пирогу.

    Самая быстрорастущая иммигрантская группа

    Началась массированная волна мощнейшей иммиграции из стран Азии, продолжающаяся по сей день. Волна, которая несет в себе не полунищих бедолаг, подобных латиноамериканцам, согласных на любую работу, а образованное, высококвалифицированное пополнение – свежую кровь и мозги. Как сказал Билл Клинтон в 1998-м, будучи президентом страны, «Америка постоянно набирает силу и дух от идущих волна за волной иммигрантов». Обладая знаниями, опытом и навыками, свидетельствуют исследователи, новое пополнение занимает престижные, высокооплачиваемые рабочие места в таких областях деятельности, как наука, техника, медицина, финансы, способствуя их процветанию и эволюции. Только за период с 2000 по 2010 год в США прибыло на постоянное местожительство около 14 миллионов переселенцев, из них около 80 процентов азиаты.

    Кто же входит в собирательно-обобщенное понятие Asian Americans? В основном это выходцы из немусульманских стран Азии, таких как Китай, Япония, Корея, Вьетнам, Индия, Филиппины. На первом месте, несомненно, китайцы (более 4 миллионов человек), на втором филиппинцы, затем – индусы, вьетнамцы, корейцы и японцы.

    У азиатских народов на первом месте была и остается семья. Достаточно сказать, что среди американских азиатов только 16 процентов матерей-одиночек, по сравнению с 41 процентом у американцев. Дать достойное образование своим детям для них вопрос долга и чести. Поэтому на подходе набирающее силу второе поколение – их дети, рожденные в Америке и получающие американское образование, которые, по всем прогнозам, должны превзойти своих родителей в социально-экономическом статусе и в способности к ассимиляции.

    Всплеск самоосознания, самоуважения в среде азиатов Америки, нашедший отражение в Лос-анджелесском саммите, в какой-то степени явился, как представляется, реакцией азиатских сообществ на не так давно опубликованные результаты исследования Пью (Pew Research Center), поднявшие их на этакий почетный пьедестал.

    По данным Pew, среди иммигрантов в первом поколении, Asian Americans в настоящее время самая быстрорастущая расовая или этническая группа в США, по численности обогнавшая уже латиноамериканцев за счет наращивающей темпы иммиграции. Скорость притока латинос, особенно из Мексики, напротив приобрела явную тенденцию к резкому замедлению – из-за спада в американской экономике и ужесточения контроля на южной границе.

    Иные аналитики склонны характеризовать данное явление, как самую быструю мультикультурную демографическую экспансию из всех, когда-либо имевших место в истории США. В десятках штатов, особенно в таких, как Техас, Миннесота, Калифорния и Невада, темпы роста их численности превысили 200 процентов.

    Последняя перепись показала, что на долю азиатов приходится сейчас около 6 процентов населения США, или 18,2 миллиона. Три четверти из них родились за пределами страны. Порядка 8 миллионов приехали за последние 30 лет. Добрая половина всех азиатов проживает в западных штатах. Калифорния, как традиционные ворота для выходцев из Азии, имеет на данный момент наибольшее их количество – почти 6 миллионов. В основном же все они предпочитают селиться в трех городах – в Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и Нью-Йорке.

    Азиаты в США опережают американцев

    Азиаты и самая образованная группа в семье иммигрантов. Им вообще свойственны необычайная целеустремленность, трудолюбие, усидчивость и умение добиваться поставленной цели. Уходя корнями в десятки стран Дальнего Востока, Индийского субконтинента и Юго-Восточной Азии, они имеют возможно самый высокий уровень образования среди иммигрантов Америки.

    Kaртик Рамакришна, профессор политических наук университета Риверсайда, отметил, что последнюю волну азиатских иммигрантов можно назвать элитной. Более двух третей из них либо студенты, либо выпускники ВУЗов. «Это отборная группа, даже для их собственных стран», – говорит он.

    А среди самих азиатов по доходам и уровню образованности впереди всех выходцы из Индии – на 10 взрослых приходится 7 человек с высшим образованием. У остальных же примерно 50 на 50, а самый низкий уровень (1/4) у вьетнамцев.

    И хотя между ними, как представителями разных культур и национальностей, существуют значительные различия, все они легко адаптируются к новым условиям жизни, добиваясь настолько выдающихся успехов на американской земле, что речь уже идет об их лидерстве в экономике США в целом, о том, что на шаткой и трудной лестнице наверх они начинают опережать самих американцев.

    Правда, такого рода обобщения в выводах Pew вызывают некоторое недоверие. Далеко не все американские азиаты так умны и удачливы. Из личного опыта могу сказать, что, заходя в какой-нибудь корейский, китайский, тайский магазинчик, я всегда удивлялась, что его продавец или продавщица не может сказать двух слов по-английски, не может вступить в контакт с покупателем даже на самом примитивном, необходимом для успешной торговли, уровне.

    Недавно были опубликованы данные и о супервысокой покупательной способности американских азиатов, названные ошеломляющими. Способность эта зашкалила за 500 процентов и достигла в прошлом году 718,4 миллиарда долларов, потраченных ими в магазинах Америки. А это, кроме всего прочего, означает, что азиаты будут оказывать влияние и на ассортимент выпускаемой продукции.

    Но в данном случае речь – о другом. Высокий уровень потребления и покупательной способности указывают на соответствующий уровень благосостояния. Количество предпринимателей, владеющих крупными и средними фирмами в азиатском сообществе нашей страны перевалило за 40 процентов (сравните с 18 процентами у американцев).

    Читайте также:
    Зарплата технолога в различных сферах

    И, что интересно, волна иммигрантов из стран Азии продолжает расти, несмотря на то, что во многих из них уровень жизни заметно повысился и экономика на подъеме, тогда как в США она все еще на спаде. Аналитики считают, что все дело в благоприятных переменах в системе иммиграционного законодательства Соединенных Штатов, остро нуждающихся в притоке свежих умов и капиталов.

    Читайте также

    Возрастная категория сайта 18 +

    Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

    Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

    АО “ИД “Комсомольская правда”. ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

    Кто такие сяосан или второстепенные жены в Китае

    В современном Китае очень развит культ семьи. Простым гражданам и чиновникам высокого ранга предписано вести «правильный» образ жизни и создавать «ячейки общества». Правда, люди, занимающие высокое положение, далеко не всегда готовы свято чтить семейные устои. И тогда в их жизни появляются сяосан, второстепенные жёны. Но статус сяосан может быть опасен как для девушек, взявших на себя эту роль, так и для мужчин, которые приняли на себя обязательства по их содержанию.

    Показатель статуса

    Очередь на право стать второстепенной женой богатого покровителя.

    Успешный китаец просто обязан иметь, помимо законной жены, ещё и сяосан, жену второстепенную, или, как привычнее для слуха россиян, любовницу. Это связано с особенностями бизнес-культуры страны. Мало того, чем успешнее человек, тем больше у него должно быть второстепенных жён. К примеру, бывший глава одной из самых крупных строительных корпораций Китая содержал 146 сяосан, но это, конечно, исключение, а не правило. Хотя «рекордсмен» Сюя Цияо реально гордился своими успехами. Характерен и тот факт, что провинциальные чиновники по количеству второстепенных жён с лёгкостью превосходят городских деятелей.

    Сяосан стали появляться в то время, когда страна переживала бурный экономический рост. Этому способствовали традиции древности, когда мужчины, обладавшие властью и деньгами, просто обязаны были иметь наложниц. Как считают учёные, это даже может считаться некоторой национальной особенностью китайцев и к тому же соответствует концепции Конфуцианства. Но есть и другая сторона этого явления. Миграция населения из сёл в города позволила сформироваться «обновлённому» взгляду на представительниц древнейшей профессии.

    Попасть на кастинг любовницы считается большой удачей.

    Мода на второстепенных жен зародилась на юге Китая, когда сюда стали массово прибывать бизнесмены из Гонконга, Тайваня и Сингапура. Практически у каждого из них на родине оставались жёны, зато на новом месте жительства было множество юных красавиц, прибывших из далёких сёл и мечтавших закрепиться в городе. Естественно, среди них были и те, кто не пренебрегал возможностью доставить удовольствие богатому мужчине в обмен на подарки, деньги и аренду квартиры.

    Знакомство с состоятельным мужчиной, наделённым деньгами и властью, сулит девушке всякие блага. Во-первых, «благодетель» непременно арендует для второстепенной жены квартиру, как правило, в хорошем районе. Во-вторых, ежемесячно она будет получать гонорар от 10 до 20 тысяч юаней. И в-третьих, в сумму ежемесячных выплат не входят получаемые ею подарки от покровителя, в том числе одежда, аксессуары и драгоценности. Но жизнь сяосан и её покровителя может быть совсем не безопасной.

    Опасности «второстепенного» бытия

    Чиновники выбирают сяосан исключительно по внешним данным.

    Первая и главная опасность для сяосан кроется, конечно, в статусе любовницы. Если официальная жена узнает о наличии второстепенной, последствия могут быть непредсказуемыми. При этом месть настигает, как правило, вовсе не изменника-мужа, а его юную любовницу. Сяосан часто страдают от побоев со стороны жён чиновников, а иногда их здоровью наносится необратимый вред. Но бывают и исключения из правил. Известен случай, когда жена и любовница чиновника не только были знакомы, но ещё дружили и даже помогали друг другу с детьми. Естественно, ещё и более юные конкурентки мечтают вытеснить с рынка старших «подруг», поэтому от них тоже можно ждать подвоха.

    ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: Жесточайший тиран или нежная «орхидея Китая»: Кем на самом деле была императрица Цыси >>

    Сяосан умеют ухаживать за собой.

    Высокая конкуренция на рынке позволяет мужчинам выбирать из множества юных и красивых женщин, а сяосан, достигших возраста 24-28 лет, безжалостно меняют на более молодых и ещё неизбалованных красавиц. Кстати, нередки случаи расправы и самих покровителей со своими второстепенными жёнами. Стоит им только начать устраивать конфликты на ровном месте, закатывать истерики или начать бесконечно жаловаться на «головную боль», кара настигает мгновенно. И самым безобидным исходом будет просто «увольнение». Но история знает немало случаев, когда вчерашний покровитель приказывает своим подчинённым попросту устранить сяосан.

    Выглядят второстепенные жёны всегда прекрасно.

    Со своей стороны, второстепенные жёны, зная о том, что отношения с мужчиной не могут длиться вечно, стараются вести себя очень осмотрительно и заранее готовят почву для отступления, собирая компромат на покровителя. А потом охотно продают его спецслужбам, готовым заплатить за специфический материал. В Поднебесной даже появилось такое понятие как «борьба с коррупцией при помощи любовниц чиновников». При этом на самом деле немалое число преступлений, связанных с коррупцией в Китае, расследуется именно благодаря бывшим сяосан.

    По большому счёту, сяосан – эта высшая ступенька в иерархии женщин лёгкого поведения.

    И китайские средства массовой информации утверждают, будто каждый из коррупционеров, которые были разоблачены, как правило, имели хотя бы по одной любовнице, но чаще их было несколько. Даже страх разоблачения и запрет на законодательном уровне не останавливают китайских мужчин в желании их обзаводиться наложницами.

    Стать второстепенной женой в Китае достаточно просто, для этого хватает всего лишь молодости и красоты. В Османской империи наложниц специально готовили, причём часто для этой цели отбирали девочек, начиная с семи лет. Но судьба их была очень незавидной.

    Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: