Фотографии Национального парка Чобе

10 Интересных национальных парков Африки

Когда речь заходит об Африке, первое, что приходит нам в голову, это дикие животные. Африка является средой обитания для множества популяций дикий животных и отличается большим разнообразием фауны, чем любой другой континент нашей планеты, благодаря своим бескрайним ландшафтам с различными климатическими условиями, начиная от субарктических до тропических. В Африке существует целый ряд сред обитания, начиная от влажных тропических лесов до саванновых равнин и засушливой пустыни Сахара, которая обеспечивает среду обитания широкому разнообразию диких животных. Африка, которая широко рассматривается как место, где зародилась человеческая жизнь, является средой обитания для многих поразительных животных в мире, а также тех, которые находятся под угрозой исчезновения.

На африканском континенте находится самая высокая концентрация национальных парков. В Африке их больше чем в любой другой точке планеты. По состоянию на 2014 год тут расположены 335 национальных парков, в которых охраняется более 1 100 видов млекопитающих, 100 000 видов насекомых, 2 600 видов птиц и 3 000 видов рыб. Кроме того, в Африке находятся сотни охотничьих заповедников, лесных заповедников, морских резерватов, национальных заповедников и природных парков.

Национальный парк Серенгети (Serengeti National Park)

Миграция зебр в Национальном парке Серенгети.
Национальный парк Серенгети в Танзании является одним из самых старых и самых известных заповедников дикой природы в Африке. Парк славится ежегодной миграцией миллионов гну плюс сотен тысяч газелей и зебр, за которыми следуют хищники, что представляет собой одно из самых впечатляющих природных зрелищ в мире. Великая миграция, которая представляет собой ежегодный 1000-километровый круговой поход, происходит в уникальной живописной местности, на обширных безлесных просторах впечатляюще плоских травянистых пастбищ, усеянных скальными выступами пород вперемешку с реками и лесами. В парке также наблюдаются одни из самых впечатляющих и разноплановых биологических отношений крупных хищников и их жертв в мире.

Национальный парк Серенгети расположен на площади в 12 950 квадратных километров и считается одной из наименее затронутых человеком природных экосистем в мире.

Национальный Заповедник Масаи-Мара (Masai Mara National Reserve)

Национальный Заповедник Масаи-Мара расположен в округе Нарок (Narok County), Кения и является северным продолжением Национального парка Серенгети. Он назван в честь народа масаи, который проживает в этом регионе. Заповедник известен своей исключительной популяцией львов, леопардов и гепардов, а также ежегодной миграцией зебр, газелей Томсона и гну, в и из парка Серенгети, которая происходит каждый год с июля по октябрь, и известна как Великая Миграция.

Национальный Заповедник Масаи-Мара относительно небольшой, тем не менее, он является средой обитания для поразительной концентрации дикой природы. В парке обитает порядка 95 видов млекопитающих, амфибий и рептилий и более 400 видов птиц. Представителей большой пятёрки (буйволы, слоны, леопарды, львы и носороги) можно найти на всей территории парка, как и леопардов, гепардов, гиен, жирафов, антилоп, гну, топи, бабуинов, бородавочников, зебр, бегемотов и крокодилов в реке Мара (Mara River).

Аэрофотосъемка стада гну, следующих за несколькими ведущими зебрами, в Масаи Мара.

Национальный парк Непроходимый лес Бвинди (Bwindi Impenetrable National Park)

Национальный парк Непроходимый лес Бвинди расположен в юго-западной Уганде в Восточной Африке. Парк охватывает 331 квадратный километр лесов джунглей, и как следует из названия до него можно добраться только пешком. Парк расположен на восточном краю рифтовой долины Альбертины (Albertine Rift Valley), и обладает богатой экосистемой, возможно с самым большим количеством видов деревьев для своей высоты во всей Восточной Африке. Здесь также можно увидеть разнообразную фауну, включая ряд эндемичных бабочек и одно из самых богатых скоплений млекопитающих в Африке. Национальный парк Непроходимый лес Бвинди является домом почти для половины мировой популяции горных горилл, которых, к сожалению, осталось всего лишь 340 особей.


Горная горилла в Национальном парке Непроходимый лес Бвинди.

Национальный парк Амбосели (Amboseli National Park)

Национальный парк Амбосели является одним из самых популярных парков в Кении. Он расположен в южной части страны на границе с Танзанией, и из него открывается один самых классических и захватывающих видов на гору Килиманджаро (Kilimanjaro) с её 5985-метровым пиком, возвышающимся над равнинами. Национальный парк Амбосели привлекает посетителей главным образом из-за своих огромных стад слонов, но парк также является средой обитания для многих хищников, таких как лев, гепард и леопард.

Слон пересекает грунтовую дорогу в Национальном парке Амбосели. На заднем плане видна гора Килиманджаро.

Национальный парк Крюгер (Kruger National Park)

Национальный парк Крюгер является одним из крупнейших охотничьих заповедников в Африке и одним из самых обширных национальных парков в мире, с площадью в 19 485 квадратных километров. Это также первый национальный парк в Южной Африке, который был открыт в 1926 году, хотя область парка охраняется государством с 1898 года. В Национальном парке Крюгер обитает больше видов крупных млекопитающих, чем в любом другом африканском охотничьем заповеднике, в том числе представители «большой пятерки» – львы, леопарды, слоны, носороги, и буйволы.

Национальный парк Чобе (Chobe National Park)

Национальный парк Чобе расположен в северо-западной части Ботсваны, недалеко от границ с Замбией, Зимбабве и Намибией и славится своей потрясающей популяцией слонов. Тут, по оценкам, обитает порядка 50 000 слонов, пожалуй, самая высокая концентрация слонов в Африке и часть крупнейшей непрерывно выживающей популяции слонов. Лучшее время для посещения Чобе это время засушливого сезона с апреля по октябрь, когда равнины пересыхают и животные собираются вблизи берегов реки, благодаря чему их легче заметить.

Слонёнок в зоне Серондела (Serondela), на берегу реки Чобе, в Национальном парке Чобе.

Национальный парк Этоша (Etosha National Park)

Национальный парк Этоша расположен в северо-западной Намибии. Он охватывает площадь в 22270 квадратных километров и получил свое название от большого серебристого, белого соляного плато Этоша, которое занимает почти четверть национального парка Этоша. Парк является средой обитания для сотен видов млекопитающих, птиц и рептилий, в том числе нескольких редких и находящихся под угрозой исчезновения видов, таких как чёрные носороги.

Соляное плато Этоша занимает площадь в 4800 квадратных километров, и было сформировано 16 000 лет назад.

Национальный охотничий заповедник Сентрал-Калахари (Central Kalahari Game Reserve)

Национальный охотничий заповедник Сентрал-Калахари, расположенный в пустыне Калахари в Ботсване занимает площадь в 52 800 квадратных километров, что примерно в два раза превышает размер штата Массачусетс, это делает его вторым по величине охотничьим заповедником в мире. Для этого охотничьего заповедника характерны обширные открытые равнины, соляные плато и древние русла рек. Территория заповедника в основном равнинная, с небольшими холмами, покрытыми кустарником и травой, которые также растут на песчаных дюнах, и в областях с большими деревьями. В заповеднике обитают такие дикие животные, как жирафы, бурая гиена, бородавочник, гепард, дикие собаки, леопард, лев, голубой гну, канна, орикс, винторогая антилопа и красный бубал.

Читайте также:
Ту-114 — самый лучший самолет?

Бушмены населяли Калахари в течение тысяч лет, и их народ восходит к периоду каменного века. Эти бушмены до сих пор живут здесь, и бродят по территориям как кочевые охотники.


Бушмены из Калахари.

Национальный парк Нечисар (Nechisar National Park)

Национальный парк Нечисар это небольшой парк, расположенный на территории 514 квадратных километров, в превосходной живописной части рифтовой долины между двумя озерами. На востоке парк граничит с предгорьями Амаро (Amaro), которые возвышаются приблизительно на 2 000 метров, к северу от него находятся вечно красные воды озера Абая (Lake Abaya), которое занимает площадь в 1 070 квадратных километров. К югу находится озеро Чамо (Lake Chamo), маленькое озеро с прозрачными водами, площадью в 350 километров. К востоку расположен город Арба-Мынч (Arba Minch), являющийся главным городом зоны Северного Омо. Центральные равнины, находящиеся между озером и предгорьями Амаро (Amaro) издалека кажутся белыми, что послужило источником названия Нечисар или «белая трава».

Национальный парк Нечисар считается важной средой обитания для популяций птиц особенно тех, которые мигрируют. Там обитают значительные популяции зимородков, аистов, пеликанов, фламинго и орланов-крикунов.

Заповедник Нгоронгоро (Ngorongoro Conservation Area)

Заповедник Нгоронгоро расположен в северо-западной Танзании. В самом его центре находится впечатляющий Кратер Нгоронгоро (Ngorongoro Crater), старый вулкан, который обрушился и образовал кратер. Крутые склоны кратера стали естественным заповедником для самых разнообразных диких животных, которые тут обитают. За краем кратера народ масаи пасёт свой скот на равнинах, казалось бы, не обращая внимания на стада диких животных, разделяющих с ними этот обширный пейзаж. Эта область также имеет большое значение в отслеживании происхождения человека, так как здесь были найдены одни из самых ранних останков человека, в том числе человеческие следы, возраст которых составляет 3,5 миллиона лет.

Вид на Нгоронгоро изнутри кратера.

Озеро внутри кратера Нгоронгоро.

Поддержи Бугага.ру и поделись этим постом с друзьями! Спасибо! :)

Национальный парк Чобе – Chobe National Park

Национальный парк Чобе является Ботсванапервый национальный парк, а также самый биологически разнообразный. Расположенный на севере страны, это третий по величине парк Ботсваны после Центральный заповедник Калахари и Национальный парк Гемсбок, и имеет одну из самых высоких концентраций игра во всех Африка.

Этот парк известен тем, что численность населения из львы которые охотятся на слонов, в основном на телят или молодых особей, но даже на подростков. [1]

Содержание

  • 1 История
  • 2 География и экосистемы
  • 3 Слоновая концентрация
  • 4 Дороги
    • 4.1 Савути
    • 4.2 Ногацаа
  • 5 Смотрите также
  • 6 Рекомендации
  • 7 внешняя ссылка

История

Первоначальными обитателями этой области были сан бушмены (также известный как Basarwa люди в Ботсване). Это были кочевые охотники-собиратели, которые постоянно перемещались с места на место в поисках источников пищи, а именно фруктов, воды и диких животных. В наши дни на скалистых холмах парка можно найти картины Сан.

В начале 20 века регион, который впоследствии стал Ботсваной, был разделен на разные системы землевладения. В то время большая часть территории парка относилась к категории земля короны. Идея Национальный парк для защиты разнообразных диких животных, обитающих здесь, а также для продвижения туризм впервые появился в 1931 году. В следующем году 24000 км. 2 (9300 квадратных миль) вокруг района Чобе были официально объявлены неохотничьей зоной; эта территория была расширена до 31600 км2. 2 (12 200 квадратных миль) два года спустя.

В 1943 г. цеце инвазии произошли по всему региону, что задержало создание национального парка. К 1953 году проект снова привлек внимание правительства: 21000 км. 2 (8 100 квадратных миль) было предложено стать заповедником. Заповедник Чобе был официально создан в 1960 году, но меньше, чем предполагалось изначально. В 1967 году заповедник был объявлен национальным парком.

В то время в регионе было несколько промышленных поселений, особенно в Серонделе, где лесная промышленность распространился. Эти поселения постепенно были выведены из парка, и только в 1975 году вся охраняемая территория была освобождена от деятельности человека. В настоящее время на Серонделе все еще видны следы прежней лесной промышленности. Незначительные расширения парка произошли в 1980 и 1987 годах. [ нужна цитата ]

География и экосистемы

Парк можно разделить на 4 зоны, каждая из которых соответствует одной отдельной экосистема:

  • Район Серондела (или Набережная Чобе), расположенный на крайнем северо-востоке парка, имеет в качестве основных географических особенностей пышные поймы и густые леса. красное дерево, тик и другие лиственные породы в настоящее время в значительной степени сократились из-за сильного давления слонов. В Река Чобе, протекающая вдоль северо-восточной границы парка, является основным местом водопоя, особенно в сухой сезон (с мая по октябрь), для крупных племенных стада слоны, а также семьи жирафа, соболь и накидка Мыс буйвол. Поймы – единственное место в Ботсване, где антилопа можно увидеть. Также возможно наблюдение за птицами. Большое количество карминные пчелоеды появляются в сезон. Во время наводнения колпицы, ибис, различные виды аисты, утки и другие водоплавающая птица стекаются в этот район. Это, вероятно, самый посещаемый раздел Чобе, во многом из-за его близости к водопад Виктория. Город Касане, расположенный чуть ниже по течению, является самым важным городом региона и служит северным входом в парк.
  • Район болота Савути, 10 878 км 2 Площадь (4200 квадратных миль) составляет западную часть парка (50 км (31 миль) к северу от ворот Мабабе). Болото Савути – это реликвия большого внутреннего озера, водоснабжение которого было прекращено давным-давно тектонические движения. В настоящее время болото питается неустойчивым каналом Савути, который в течение долгого времени пересыхает, а затем снова течет, как ни странно, – следствие тектонической активности в этом районе. В настоящее время он снова течет и в январе 2010 года впервые с 1982 года достиг болота Савути. В результате этого переменного потока на берегу канала выросли сотни мертвых деревьев. Регион также покрыт обширными саванны и катание луга, что делает дикую природу в этой части парка особенно динамичной. В течение сухие сезоны, туристы, отправляющиеся на сафари, часто видят носорог (обе чернить и белый), бородавочник, куду, импала, зебра, антилопа гну и стадо слонов. В течение сезоны дождя, богатые птица парка, 450 видов во всем парке, хорошо представлены. Гордости львы, гиены, зебры или реже гепарды тоже видят. Этот регион славится ежегодной миграцией зебр и хищников. [нужна цитата]
  • В Линьянти Марш, расположенный в северо-западном углу парка и севернее Савути, примыкает к Река Линьянти. К западу от этого района находится заповедник Селинда и на северном берегу Река Квандо является Намибияс Национальный парк Нкаса Рупара. Вокруг этих двух рек расположены речные леса, редколесья, а также лагуны, а остальная часть региона в основном состоит из пойм. Здесь большое скопление львиных прайдов, леопард, Африканская дикая собака, чалая антилопа, соболиная антилопа, а бегемот стада и стада африканских слонов. Реже красный lechwe, ситатунга и греться Нильские крокодилы также встречаются в этом районе. Разнообразие птиц богато.
  • Между болотами Линьянти и Савути лежит жаркое и сухое внутренние районы, в основном занятые травяным массивом Ногацаа. Этот участок малоизвестен и является отличным местом для знакомства канна.

    Подняться на Шипку в Болгарии

    Большинство людей, которые жили в Советском союзе, знают слово Шипка, потому что под таким названием выпускались лёгкие сигареты без фильтра.

    На самом деле – это город в Болгарии и мемориал в память падших за освобождение Болгарии во время обороны перевала Шипка в русско-турецкой войне 1877—78 годов.

    Вообще, каждый год 3 марта здесь проводятся масштабные и торжественные мероприятия, т.к. в этот день был подписан Сан-Стефанский мирный договор, который принёс свободу Болгарии после пятивекового османского ига.

    Так что предлагаю отправиться в небольшое турне к этому перевалу и мемориалу.

    Для начала едем к небольшому городку Шипка, который расположен в Старозагорской области у южного подножия Балканских гор, в 12 км от г. Казанлык. Город Шипка представляет собой южный вход в Шипкинский перевал.

    Сначала этот город населяли фракийцы, затем город был покорен римлянами, а потом его завоевали турки, которые создали здесь в 1396 году гарнизон для охраны и контроля Шипкинского перевала.

    В окрестностях Шипки и Шейново велись одни из самых кровопролитных боёв в русско-турецкой войне 1877—1878 г.

    В городе посещаем Храм-памятник Рождества Христова. Это первый памятник болгаро-русской дружбе на территории Болгарии. Годы строительства — 1885—1902 годы.

    Внутри храма и на стенах открытых галерей установлены 34 мраморные плиты с названиями войсковых частей, участвовавших в боях за Шипку, а также именами русских солдатов и офицеров, и болгарских ополченцев, павших при обороне Шипки и в боях у городов Казанлык и Стара-Загора. В саркофагах храма покоятся останки героев. Колокола отлиты в России, и на их производство российское военное ведомство выделило около 30 тонн стреляных гильз. Самый большой колокол весит 11 643 кг и является личным подарком императора Николая II.

    Храм-памятник состоит из церкви, монастырского корпуса, гостиницы для паломников, приюта и духовной семинарии. Около храма все очень культурно.

    Всего на территории Болгарии есть свыше 450 памятников, которые посвящены русским освободителям (так болгары называют всех участников русско-турецкой войны 1877—1878), но этот считается самым красивым и впечатляющим, высотой 53 метра.

    Далее по серпантину движемся к самому перевалу.

    Подъехав к мемориалу, начинаем подниматься по ступенькам.

    Во время подъема любуемся горами, а ступеньки не заканчиваются.

    Вот мы наконец-то наверху. Всего было преодолено 890 ступенек, но, благодаря прогулкам по холмистой Праге, этот подъем для меня не составил труда.

    Но поднимались мы не зря, с высоты пика открываются потрясающие виды.

    А это уже сам монумент. Кстати, место, где стоит монумент, называется пик Столетова, высотой 1523 метра.

    Теперь немножко истории. Памятник Свободы на перевале является мемориалом в память павших за освобождение Болгарии во время обороны перевала Шипка в русско-турецкой войне 1877—78 годов. Монумент расположен на пике Столетов (вершина названа в честь одного из руководителей обороны Шипки генерал-майора Н. Г. Столетова), возвышающемся над перевалом. Памятник был открыт в 1934 году и строился на пожертвования болгарского народа.

    Мемориал представляет собой каменную башню в виде усеченной пирамиды высотой 31,5 м. Гигантский бронзовый лев длиной 8 м и высотой 4 м расположен над входом в башню. Фигура женщины символизирует победу над османскими войсками.

    Поднимаемся на башню, чтобы ещё полюбоваться горами.

    Внутри мемориала мы увидели картины, которые повествуют о боях того времени. Всего же внутри четыре этажа, где расположена экспозиция болгарских военных флагов и других реликвий.

    Но вдруг погода резко поменялась, перевал окружили тучи, начался сильный ветер и дождь.

    Отъезжая от мемориала, остановились у памятника «Оборона Шипки», а потом поехали дальше греться на пляже и купаться в Черном море.

    Вам также может быть интересно

    Сайты для экономии в путешествиях!

    Hotellook — Честное сравнение цен и скидок на отели и апартаменты в 50 системах бронирования (Booking, Agoda, Ostrovok.ru итд). Планируйте путешествие заранее и экономьте до 40%!

    ✈ Поиск самых дешевых авиабилетов без накруток у надежных агентств официальных дилеров Аэрофлота, S7, Уральских Авиалиний и всех известных авиакомпаний мира.

    Болгария. Шипка

    18 апреля отмечается Международный день памятников и исторических мест. Я долго думала, чему посвятить сегодняшнюю статью, благо исторических мест повидала немало. И решила рассказать о Шипкинском перевале в Болгарии.

    Чем он известен? Именно там развернулись основные военные действия в ходе русско-турецкой войны 1877-78 гг.

    Кликайте по фотографиям — и они откроются в увеличенном размере

    Страницы истории

    Шипка это небольшой город, давший название знаменитому горному перевалу. Сейчас этот перевал представляет собой проход в горах Стара Планина. Через него проложено шоссе, которое соединяет два болгарских города, Габрово и Казанлык. Перевал находится на высоте 1185 м над уровнем моря.

    Именно здесь, на Шипкинском перевале, развернулись ключевые события в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

    Оборона Шипки

    Пиком войны стала знаменитая оборона Шипки, длившаяся целых пять месяцев.

    27-тысячной турецкой армии под руководством Сулейман-паши нужно было прорваться через Балканы к Плевне на помощь своим осажденным войскам. Пять тысяч русских воинов и болгарских ополченцев удерживали крохотный клочок земли, который закрывал туркам путь через перевал.

    В память о погибших солдатах на Шипке был создан парк-музей. О нем я и расскажу в этом очерке.

    Самые большие торжества на Шипкинском перевале происходят 3 марта. В этот день болгары отмечают национальный праздник – годовщину подписания Сан-Стефанского мира, который положил конец 500-летнему османскому владычеству на территории страны. Во время торжеств на перевале служат церковную панихиду и возлагают к воинскому мемориалу живые цветы и венки.

    Кроме того, ежегодно в конце лета здесь проходит зрелищная реконструкция событий 1877 года.

    Памятник Свободы

    На перевале находится гора Шипка. Первоначально она называлась горой Святого Николая. В 1954 году правительство Болгарии решило ее переименовать в память о генерале Николае Григорьевиче Столетове, одном из руководителей болгарского ополчения. Гора стала пиком Столетова. Однако новое название не прижилось. И 1977 году гору стали называть просто Шипкой.

    На Шипке установлен Памятник Свободы. Это мемориал в честь солдат и офицеров, погибших при защите Шипкинского перевала. Памятник был возведен в 1934 году на пожертвования болгарского народа.

    На самой вершине горы возвышается каменная четырехугольная башня высотой около 30 метров.

    Над центральным входом — бронзовая фигура льва.

    К башне ведет огромная лестница из 894 ступеней.

    На нижнем этаже мемориала хранится саркофаг с останками солдат, погибших при обороне Шипки. У подножия башни стоят артиллерийские орудия. Вот она, та самая «стальная батарея»!

    В самой башне на трех этажах расположен музей.

    В экспозиции представлены экспонаты, относящиеся к обороне перевала. Здесь есть пули, ядра, военные карты, личные вещи защитников Шипки.

    Со смотровой площадки открывается прекрасная панорама Шипкинского перевала. Оттуда же виден скалистый выступ, известный под названием Орлиное гнездо.

    Русские и болгары стояли насмерть, защищая перевал и подступы к нему. Когда заканчивались патроны, защитники Шипки выбивали турок врукопашную, кидая камни и даже тела убитых товарищей. Именно об этом писал болгарский поэт Иван Вазов:

    Храм Рождества Христова

    В конце XIX века Александр Померанцев возвел недалеко от Шипки храм по проекту чешского архитектора Антония Томишко. Церковь посвятили памяти русских и болгарских солдат, отдавших свои жизни за освобождение Болгарии в ходе русско-турецкой войны 1877-78 гг.

    Храм был открыт и освящен 28 сентября 1902 года, ровно через 25 лет после обороны Шипки.


    Идея строительства поминального храма принадлежала Ольге Николаевне Скобелевой, матери известного русского генерала Михаила Дмитриевича Скобелева. Отряд под его командованием тоже принимал участие в обороне Шипки. Пожертвования на строительство храма собирали как в России, так и в Болгарии.

    Из истории церкви

    Первоначально это был целый храмовый комплекс. В него входили сама церковь, монастырский корпус и приют для паломников. Планировали даже открыть здесь духовную семинарию. Храм подчинялся Русской Православной Церкви, поэтому священников присылала Троице-Сергиева лавра. И только в 1934 году церковь передали в собственность Болгарии.

    На церковной колокольне можно насчитать 17 колоколов. Самый крупный из них весит целых 12 тонн. Это дар храму от российского императора Николая II. Все колокола были отлиты на российских заводах из гильз, собранных на Шипкинском перевале.

    Внутри храма на стенах более 30 мраморных плит. На них выбиты названия воинских частей и фамилии офицеров, погибших при обороне Шипки. Останки российских солдат и болгарских ополченцев, защищавших Шипкинский перевал, находятся в крипте церкви в 17 каменных саркофагах.

    На одной из внешних стен храма я нашла интересную мемориальную доску.

    Обратите внимание на дату. На саму идею этого своеобразного послания в прошлое. На стиль («победоносной Красной Армии»). Вот она, незримая связь времен!

    «На Шипке всё спокойно»

    Наверняка многие слышали это выражение, но мало кто знает, что оно означает.

    Фраза «На Шипке всё спокойно» часто употреблялась в донесениях, которые отправлял генерал Федор Радецкий императору. Она совершенно не соответствовала действительности.

    Так называемое «Шипкинской сидение», зимняя оборона перевала, унесла много жизней рядовых солдат. Они просто-напросто замерзали из-за диких морозов и снегопадов, поскольку не было теплой обуви и одежды. И выражение «На Шипке всё спокойно» стала символом чудовищного лицемерия со стороны штабного командования.

    У художника-баталиста Василия Верещагина есть триптих, который так и называется — «На Шипке всё спокойно».

    На первой картине изображен занесенный метелью часовой. Солдат в серой шинели стоит на посту по колено в снегу. Видимо, о нем просто забыли.

    На второй картине часовой по-прежнему стоит, хотя его начинает засыпать снегом. Его не сменили, но солдат продолжает нести свою вахту.

    На третьей картине на месте часового мы видим только огромный сугроб снега. По крохотному уголку шинели и штыку, торчащим из сугроба, становится понятно, что здесь стоял часовой…

    Вот он, пример мужества рядовых защитников Шипки. Тех самых, которые не покидали свои посты даже в самый лютый мороз. Символ верности и бесстрашия. А, с другой стороны, яркое свидетельство вранья штабных чинов, которые в своих ежедневных сводках старались скрыть то, что происходило на перевале.

    Когда находишься на Шипкинском перевале, в душе рождаются самые разные чувства. Гордость за своих соотечественников. Восторг от той красоты, которая открывается взору с вершины Столетова. Печаль, когда слышишь поминальный звон колоколов и видишь мемориальные плиты с надписями. И благодарность, что жизнь наша продолжается…

    Вечная память защитникам Шипки!

    © Татьяна Трунова, апрель 2019

    Другие достопримечательности Болгарии

    • Перперикон — о пещерном городе в Восточных Родопах
    • Этнографический музей «Этыр» — о музее национальных ремесел Болгарии

    Известные мемориальные комплексы

    • Хатынь — белорусская деревня, ставшая символом зверств фашизма
    • Прохоровка: третье ратное поле России — место, где произошло крупнейшее танковое сражение второй мировой войны

    10 комментариев к статье Болгария. Шипка

    Таня, спасибо за экскурсию. История места потрясает, а через строки и фото чувствуется энергия мужества, потерь и самообладания людей, которые стоят за «сухими» фактами.
    Помню, мама в советские времена была в поездке по Болгарии и привезла фигурку башни Шипки. Мне она так нравилась. Потом, когда подросла даже интересовалась историей башни))

    Лена, благодарю! Вот ты написала и я вспомнила, что у меня дома тоже есть фигурка Шипкинской башни :))) А место там, действительно, очень мощное…

    Татьяна, спасибо за статью. Читала со слезами на глазах. Очень проникновенно.

    Ольга, благодарю! Очень приятно, что очерк Вам откликнулся.

    Танечка, спасибо! Действительно, как писали, очень проникновенно, душевно. Твои очерки интересны, познавательны и очень любимы.

    Нина, большое спасибо за теплые слова!

    Какая печальная история… Действительно, суровость и красота природы в противовес отваге и самопожертвованию солдат нашей и болгарской армий.

    Оля, да. Спасибо Верещагину, что не побоялся на своих полотнах назвать вещи своими именами…

    От МОЩИ стихов, которые создал Иван Вазов, сознание переходит на другой уровень…

    Вы знаете, на Шипкинском перевале и чувства обостряются. По крайней мере, я такое испытала… Пока была там, не покидало ощущение, что герои боёв за Шипку находятся где-то рядом…

    Фото Шипкинского перевала (33 фото)

    Аренда машины в Болгарии позволила мне добраться до Шипки, увидеть памятник Свободе и другие достопримечательности, выяснить, сложно ли забраться на Шипкинский перевал, и можно ли доехать до него из столицы Болгарии; чтобы узнать побольше, читайте свежий отчёт

    Как известно, свободу Болгарии принесла Россия, а не Прибалтика, Финляндия или ещё какая-то шелупонь, которую нынче упоминают болгарские политики. Именно русские солдаты выиграли очередную войну, после которой многовековое турецкое ярмо было сброшено с плеч балканских народов. И, надо сказать, рядовые болгары хорошо помнят, кому обязаны независимостью, поэтому даже прозападные радикалы не осмеливаются покушаться на мемориалы XIX века, главным из которых является, безусловно, памятник Свободы на перевале Шипка. Его установили в месте, где на протяжении нескольких месяцев шли кровопролитные бои между русскими, оседлавшими стратегический проход через горы, и турками, стремившимися прорваться в северную часть Болгарии. Ценой страшных потерь оборонявшиеся, которым активно помогали болгарские ополченцы, сумели удержаться на позициях, чем был обеспечена победа в войне. Правда, за успех пришлось заплатить исключительно высокую цену: обстрелы не прекращались сутки напролёт, порой дело доходило до рукопашных, и потери оказались крайне велики.

    Планы подняться на перевал Шипка я лелеял с тех самых пор, как принял решение съездить на отдых в Болгарию. К такому ходу меня подстёгивали как любопытство, так и предстоящая аренда машины, ибо самостоятельно добраться до Шипки из Софии или Бургаса не так чтобы очень просто. Наоборот, при собственных колёсах в поездке нет ничего сложного, надо просто сдвинуться на 60 километров к северу с шоссе A 1 либо отмотать километров 70 на юг с дороги, идущей из столицы Болгарии в сторону Варны. Другое дело, что доехать до Шипки и взобраться на перевал – две большие разницы. На самый верх с обеих сторон горного хребта ведёт серпантин замысловатой формы, и даже я, человек, обладающий изрядным опытом поездок в таких условиях, помотавшийся и по Кордильерам Коста-Рики, и по швейцарским Альпам, и по Черногории, чьё название само за себя говорит, и то здорово вымотался, так что потом, оказавшись на равнине, всю дорогу до Пловдива не столько держал руль, сколько держался за него…

    Добавлю, пожалуй, что ехать на Шипкинский перевал имеет смысл только в хорошую погоду, и не потому, что иначе красивые пейзажи увидеть не удастся. Ей богу, пустись мы в путь посреди тумана, который окутал горы при нашем отъезде из Габрово, чёрт знает, чем бы кончился заезд по тамошним крутым поворотам. Словом, задумывая поехать на экскурсию по Шипке самостоятельно, следует внимательно изучать прогноз погоды для Болгарии.

    Итак, первый подход к болгарским горам закончился неудачей из-за облачности, и, в результате мы покинули район несолоно хлебавши. К счастью, спустя короткое время нам подняла настроение древняя столица Болгарии Велико-Тырново, и день был признан, в целом удачным. При этом планы съездить на Шипку я, естественно, держал в уме, наметив обязательно сделать отклонение от прямого маршрута при возвращении с побережья в Софию. Оставалось лишь молиться, чтобы в нужный день погода не подвела…

    Желание посетить Шипкинский перевал подспудно снедало меня всю неделю, что мы провели на море, и неудивительно, что когда настало время отъезда, я прямо с утра первым делом взялся проверять прогноз. Хотя синоптики, если верить народной молве, ошибаются, как и сапёры, один раз, ежедневно, мне искренне хотелось верить, что обещанное ими солнце никуда не денется. Как здорово, что на этот раз предсказателям погоды удалось попасть в точку!

    И вот, сделав по дороге из Бургаса в Софию короткие ознакомительные остановки в Сливене и Стара-Загоре, мы взяли курс на северо-запад, чтобы, протрясясь около часа по второстепенным шоссе и щербатым дорогам, выйти к подножью массива Стара-Планина, делящего Болгарию почти ровненько пополам. Мне было особо некогда любоваться горными пейзажами, но моя половина, всю дорогу глазевшая в окно, заявила, что ей порой открывались весьма впечатляющие картины.

    Ничего другого, кроме природных красот, нам по пути не встретилось, городок Казанлык мы проскочили по окраине, и ни он сам, ни расположенная рядом фракийская гробница, нас не заинтересовали. Ничем не примечательной оказалась и деревня Шипка, укрывшаяся между горными отрогами. Замечу, что целью любого путешествия в эти края является вовсе не данный географический пункт, а перевал, до которого от поселения ещё семь вёрст киселя хлебать. Это если мерить линейкой по карте, седловина всего в четырёх километрах к северу, но придётся преодолеть пятнадцать километров серпантина, чтобы её достичь.

    Список, где перечислены достопримечательности Шипки, не занимает много места: в нём всего три позиции, да и то два объекта формально находятся за пределами деревни. Иными словами, желающие расширить кругозор могут, конечно, посетить фракийские гробницы Шушманец и Грифоните, но делать это придётся, если без машины, на своих двоих по унылой, безлюдной сельской местности, и вряд ли удовольствие от осмотра пустых погребальных камер перебьёт трудозатраты. Короче говоря, если и делать остановку в деревушке, так только ради внушительного храма, украшающего её северо-западную окраину.

    Попасть непосредственно к церкви легко даже без навигатора: мне пару раз на глаза попадались соответствующие указатели, так что ошибиться было непросто. Данный факт меня весьма порадовал – всё-таки, простые болгары помнят, насколько они обязаны России, – а вот дорога огорчила: последний участок, вымощенный булыжником, почти что вытряс из нас душу. Казалось бы, самая посещаемая достопримечательность Шипки заслуживает нормального подъезда, ан нет…

    И ещё меня искренне поразило наличие на территории мемориального комплекса платного туалета. На мой взгляд, коли вокруг простирается лес, делать вход в туалет платным могут только редкостные олухи. Что ж, бог болгарам судья…

    Непосредственно про храм-памятник воинам, погибшим на перевале Шипка можно сказать только одно: он поистине впечатляет. И выглядит, добавлю, очень красиво и нарядно, даром что ему больше ста лет. Срок мог бы быть и больше: первое предложение увековечить подвиг русских и болгарских бойцов появилось почти сразу после окончания русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Идея, высказанная матерью знаменитого генерала М.Д. Скобелева, получила горячую поддержку как в Российской империи, так и в Болгарии, частные пожертвования полились буквально рекой, причём деньги вносили не только высокопоставленные особы, но и простые люди. Проект крупной церкви оперативно разработал уроженец Чехии А.О. Томишко, решивший стилизовать постройку под ярославские и московские храмы XVII века. Строительство стартовало в 1885 году, однако воцарение в Софии пронемецкой династии и изменившаяся политическая обстановка не позволили завершить работы вовремя. Мемориальный комплекс Шипки, состоящий из церкви, семинарии, монастырского корпуса и гостиницы для паломников, был открыт в сентябре 1902 года, когда праздновался 25-летнй юбилей сражения, решившего судьбу Болгарии.

    При осмотре храма погибшим воинам стоит обратить внимание на три десятка мраморных плит, укреплённых внутри здания и вдоль его галерей. На них высечены имена солдат и офицеров, отдавших жизнь ради освобождения братьев-славян, а также наименования воинских частей, сражавшихся на перевале. Также под сводами церкви размещены 17 саркофагов с останками героев, как русских воинов, так и болгарских ополченцев. Про ожесточённые бои за Шипку также напоминают размещённые на полусотметровой башне колокола, отлитые из гильз артиллерийских снарядов, собранных на поле сражения.

    Посетив храм-памятник и запечатлев его во всех ракурсах, мы затем вернулись к парковке, вдоль которой разместилось около дюжины палаток, где можно купить сувениры с Шипки. Однако, при ближайшем рассмотрении, выяснилось, что ничего существенного приобрести невозможно, разве только кустарные магнитики и прочую дребедень. Поэтому мы, не медля, погрузились в машину и начали нелёгкий путь наверх.

    Как я уже говорил, серпантин в горах Болгарии оказался тем ещё орешком, и это надо учитывать всем, кто собрался добраться до Шипки на машине. Другой нюанс: как бы ни было тепло на равнине, вверху довольно-таки холодно, поэтому не будет лишним прихватить с собой как минимум лёгкую ветровку. Я вот, к примеру, от радости, что удалось-таки добраться до столь важной достопримечательности, забыл взять из багажника куртку, о чём впоследствии очень жалел, а так как спускаться вниз, к парковке, где на Шипке можно оставить машину, мне не хотелось, пришлось слегка потерпеть.

    Если не брать две упомянутых мелких неприятности, Шипкинский перевал подарил нам самые замечательные воспоминания. Солнце светило, небо было безоблачным, и потом с высоты можно было окинуть огромное пространство.

    Когда восторги от восхитительных панорам несколько утихли, мы уделили внимание мемориальному комплексу, в который превращена округа. Знакомство с ансамблем начинается ещё от подножья ведущей на вершину холма лестницы, где размещены барельефы с фигурами бойцов и сценами битвы. После знакомства с ними нужно или топать по каменным ступенькам, или, сдвинувшись вправо, идти по извилистой дороге, постепенно набирающей высоту – этот путь дольше, зато ногам легче,. В любом случае, финальной точкой станет огромный памятник Свободы, установленный на перевале Шипка в промежутке между двумя Мировыми войнами.

    Работы по увековечиванию боевого братства болгар и русских стартовали в 1926 году. Проект, созданный болгарским зодчим А. Донковым, предусматривал строительство пирамидальной башни высотой более 30 метров. На то, чтобы вручную обтесать огромные каменные блоки и затащить их на перевал с помощью телег, ушло больше трёх лет. Готовое сооружение дополнил изваянный скульптором Андреевым бронзовый лев, символизирующий мужество и отвагу защитников Шипки. Первый этаж открытого в 1934 году памятника занял саркофаг с останками павших солдат, остальные ярусы были превращены в Военный музей. Из-за этого вход внутрь башни платный, но за свои деньги туристы получают возможность не только увидеть оружие, амуницию и другие предметы XIX века, но и залезть на самый-самый верх, где находится смотровая площадка.

    Помимо главной достопримечательности Шипки, на перевале можно осмотреть ещё несколько объектов. Наибольший интерес представляют старинные пушки, расставленные там, где во время ожесточённых боёв находились артиллерийские позиции оборонявшихся. По проложенным там и сям дорожкам можно дойти и до батарей, и до траншей, и до нависающих над бездной утёсов, ставших ареной жесточайшей борьбы. Трудно даже представить, какие усилий требовались от атакующих, чтобы взобраться по крутым склонам, и от защитников, которым необходимо было затаскивать наверх абсолютно всё, от продуктов до боеприпасов и, главное, орудий.

    Стоит отметить, что в двух местах я видел пояснительную табличку, разъяснявшую, чем они славны, однако будет разумно заранее узнать, как проходила оборона Шипки, чтобы лучше ориентироваться и понимать, где какие позиции располагались.

    Остаётся дополнить общую картину упоминанием про отдельно стоящий монумент, находящийся чуть ниже остальных. Внушительная пирамида отмечает то место, где в 1877 году стояла так называемая Стальная батарея, сыгравшая важнейшую роль в отражении наиболее опасного штурма турок. Памятник был открыт всего через три с половиной года после окончания сражения по личному распоряжению императора Александра II . Облицованная серым камнем громадина дополнена выполненными из дорогущего каррарского мрамора плитами с геральдическими знаками и надписями. Мы специально сделали остановку при спуске с Шипкинского перевала, и остались очень довольны как видом пирамиды, так и её оформлением.

    «На Шипке всё спокойно»

    Балканский хребет рассекает Болгарию на две части – Северную и Забалканскую. Связь между ними поддерживается через несколько перевалов, из которых самым удобным считается Шипкинский. В наши дни по этому перевалу на высоте более тысячи метров над уровнем моря проходит извилистая трасса Е-85, над которой возвышается огромный памятник, напоминающий шахматную ладью. Именно здесь развернулось одно из самых ярких и трагических действий Русско-турецкой войны 1877–1878 годов – кровавые бои за Шипку.

    В начале войны русское командование планировало переправиться через Дунай и как можно быстрее перенести боевые действия в Забалканскую Болгарию, чтобы поставить под угрозу Адрианополь и Константинополь. Шипкинскому перевалу в этих планах уделялось особое внимание – через него победоносная русская армия должна была пройти, чтобы ударить в сердце Османской империи. Переправа через Дунай 15 июня 1877 года прошла на удивление легко. Стало ясно, что турки не успели подготовиться к обороне, и надо «ковать железо, пока оно горячо».

    Рейд генерала Гурко

    Перевалы на Балканах представляли собой вторую естественную преграду на пути русских войск, и к ним устремился передовой отряд под командованием генерал-адъютанта И. В. Гурко в надежде захватить их до того, как турки успеют опомниться. Отряд, состоявший из 30 эскадронов и сотен и 10 ½ батальонов пехоты при поддержке артиллерии, 25 июня почти без боя захватил Тырново – древнюю болгарскую столицу и ключ к перевалам с северной стороны.

    На Шипке оказались войска неприятеля, но соседний Хаинкиойский перевал был не занят. По нему Гурко прошёл в Забалканскую Болгарию и спустился в долину реки Тунджа, которая лежит прямо за хребтом. Увидев русские войска, мирные болгары не могли поверить своему счастью – никто не ожидал, что русские вторгнутся так глубоко на территорию Османской империи. В Константинополе же настроение было близко к панике. Отряд Гурко прервал телеграфное сообщение и движение по железной дороге и, оказавшись в тылу турецкого отряда, заставил его оставить Шипкинский перевал. Отряд Гурко действовал быстро и дерзко, снабжаясь за счёт местного населения и провианта, отбитого у неприятеля. Русская кавалерия спешивалась для огневого боя, великолепную подготовку продемонстрировала 4-я стрелковая «железная» бригада генерал-майора А. И. Цвецинского. Благодаря их усилиям ворота в сердце Османской империи оказались в руках русских войск.

    Однако на этом счастливый и лёгкий этап войны для русского командования закончился. 8 и 18 июля русские войска дважды неудачно штурмовали укрепления Плевны. Поскольку Плевна располагалась всего в двух переходах от Систова, где находились мосты через Дунай, не могло быть и речи о переходе Балкан без ликвидации этой угрозы. Зловещим предзнаменованием будущего кровопролития стало зрелище, которое открылось солдатам Гурко, когда они поднялись на оставленный турками Шипкинский перевал – перед палаткой турецкого командира возвышалась пирамида из голов русских солдат. Турки придерживались старинных восточных воинских традиций и отрезали головы у трупов своих врагов.

    В это время морем из Черногории перебрасывалась армия Сулеймана-паши, которая вскоре показалась перед небольшим отрядом Гурко. Поскольку силы были явно неравными, русским пришлось спешно отходить обратно на северный склон. Отступая, все в отряде понимали, что болгарское население, радостно встречавшее русских, оставляется на произвол судьбы. Месть со стороны турок не заставила себя ждать – по болгарским сведениям, в Ески-Загре они убили 20 000 мирных жителей.

    Оборона Столетова

    Теперь русским нужно было во что бы то ни стало удержать за собой перевалы, пока не будет покончено с Плевной. Эта задача выпала на долю ветерана Кавказской войны генерал-лейтенанта Ф. Ф. Радецкого. Этому скромному по природе человеку, которого некоторые современники сравнивали с блаженным, предстояло стать одним из главных героев Шипкинской эпопеи. Под его командованием находилось около 50 000 солдат, которыми надо было прикрыть фронт в 120 км. Намерения противника оставались неясными, поэтому многое зависело от резерва Радецкого – 14-й пехотной дивизии под командованием генерал-адъютанта М. И. Драгомирова, стоявшей в Тырнове и готовой выдвинуться к угрожаемому направлению.

    7 августа войска Сулеймана-паши показались перед русскими позициями на Шипке. Турецкий командующий выстроил все свои 60 таборов (турецкий табор примерно соответствовал батальону, 60 таборов – около 30 000 человек) в длинную линию, будто желая запугать небольшой отряд генерал-майора Н. Г. Столетова, состоявший из 36-го пехотного Орловского полка и пяти дружин болгарского ополчения. Если бы к перевалу в тот же день не подоспел выбившийся из сил 35-й Брянский полк, то защитников Шипки можно было бы считать обречёнными.

    Шансы на успех у русских оставались благодаря позиции, которую занимали орловцы, брянцы и болгары. Дорога по перевалу шла мимо горы Святого Николая, которая была труднодоступна с фронта. Гора легко простреливалась с окружающих высот, но забраться на неё было весьма непросто. 9 августа турки впервые попытались это сделать, окружив гору полукольцом и приступив к сооружению батарей на соседних вершинах. Затем густые колонны турок ринулись на вершину. Русские и болгары отчаянно отбивались, пуская в ход штыки и даже камни. Действия турецких войск затрудняло и то, что подходы к горе были заминированы русскими сапёрами. Взрыв, устроенный ими, получился преждевременным и не нанёс противнику потерь, но надолго отбил у него желание наступать в этом направлении. Начальник сапёров генерал-лейтенант В. Д. Кренке одним из первых доложил Радецкому о положении на Шипке:

    «Как очевидец, передаю Вам, что положение Шипкинского перевала отчаянное; хотя атаки отбиты, но турки более и более развёртываются на окрестных высотах, на волах подняли туда артиллерию, а ружейный огонь так силён, что нет ни одного уголка на всей обороняемой позиции, где бы можно было укрыться от выстрелов. Брянский полк, не бывший в деле, потерял 22 чел[овека] ранеными. Большой недостаток теперь в артиллеристах. Спасти Шипку может быстрая помощь – такая, которая дозволила бы атаковать турок, чтобы выйти из пассивного положения»

    Положение защитников Шипки было критическим и усугублялось отсутствием снабжения – агенты товарищества «Горвиц, Грегер, Коган и Ко», занимавшегося поставками в армию продовольствия, бежали с перевала при первых слухах о приближении турок. 9, 10, 11 и 12 августа солдаты не получали горячей пищи, довольствуясь сухарями. Быстро подошли к концу и перевязочные средства, а к 11 августа уже приходилось экономить патроны. Однако самым главным дефицитом для русских была вода – стояла сорокаградусная жара, а воду из горных источников можно было брать только по ночам с большим риском для жизни.

    Турки устраивали засады не только у источников, но и на протяжении всего шоссе, шедшего из Габрова, откуда ждали спасительных резервов. Дорога простреливалась, а один из её участков получил название «райской долины», потому что всякий, остановившийся там, отправлялся к праотцам. Только 9 августа на дороге к Габрову было ранено и убито 40 человек. Никто не мог понять, откуда ведётся огонь, так как не было видно даже порохового дыма. 16 августа русским удалось разгадать эту тайну – случайно была найдена пещера, из которой вела огонь группа турок. Все они были переколоты штыками.

    Прибытие Радецкого

    Перехват инициативы турками вызвал вспышки панических настроений среди русского командования – более того, один такой случай чуть было не погубил Шипкинский отряд. В начале августа генерал-майор И. Е. Борейша, прикрывавший спуск с Еленинского перевала недалеко от Шипки, донёс, что его отряд был оттеснён крупными силами турок. Это было как раз то, чего опасался Радецкий, – Сулейман-паша начал обходить Шипку по соседним перевалам. К угрожаемому участку срочно выдвинулся резерв, однако вскоре выяснилось, что Борейша принял за «крупные силы» небольшой отряд башибузуков.

    Ошибка Борейши частично объясняется двумя причинами. Во-первых, после неудач под Плевной командование впало в уныние и ждало удара от турок со всех сторон. В такой атмосфере кому-нибудь должны были «померещиться» крупные силы турок. Во-вторых, почти все были уверены, что турки нанесут удар по Тырнову либо со стороны Ловчи (с запада), либо со стороны Осман-Базара (с востока), а Сулейман-паша поддержит этот удар обходным движением по одному из перевалов. До сих пор не ясно, почему турецкие военачальники не предприняли ничего подобного. То ли некомпетентность противника, то ли соперничество между турецкими генералами сыграло на руку русским, и Сулейман-паша продолжал без поддержки биться о скалы Шипки.

    Однако русскому командованию пришлось дорого заплатить за фантазии о вражеском наступлении. Парируя мнимую угрозу, резерв Радецкого 8 августа совершил переход из Тырнова к Елене (40 верст), 9 августа – обратно (ещё 40 верст), 10 августа – из Тырнова к Габрову (42 версты) и 11 августа – из Габрова на Шипку, где как раз требовалась его помощь. По сорокаградусной жаре солдаты прошли примерно 140 верст за четыре дня, потеряли массу времени и несколько человек умершими от солнечного удара, но всё-таки успели выручить шипкинцев. Полки 14-й дивизии побратались с орловцами и брянцами ещё перед войной, а потом при форсировании Дуная, поэтому никто не хотел оставаться с обозами, отдых в Габрове был сокращен до минимума, а последние версты авангард отряда проделал на лошадях за спинами у казаков. Подкрепление прибыло в самый критический момент – вечером 11 августа, когда люди Столетова уже три дня дрались в почти полном окружении без воды и горячей пищи. Вместе с подкреплениями защитникам Шипки подвезли и вожделенную воду.

    Утром 12 августа на Шипку стала прибывать основная часть 14-й дивизии вместе с генералом Драгомировым. Вместе с группой офицеров Драгомиров поднялся на вершину одной из гор, чтобы осмотреть с неё позицию, и почти сразу турецкая пуля пробила колено генерала. Раненный той же пулей капитан Мальцев – первый русский, ступивший на турецкий берег Дуная – на следующий день скончался. Через несколько часов такой же шальной пулей был убит пивший чай генерал В. Ф. Дерожинский, который стал первым русским генералом, погибшим в Русско-турецкую войну 1877–1878 годов. Можно себе представить, насколько опасно было просто находиться в тылу Шипкинской позиции в те августовские дни.

    К счастью для защитников Шипки, турки выдохлись – их потери достигали 6000 человек. Русские и болгары потеряли в августовских боях 3640 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, то есть почти четверть всех сил на перевале. Можно было предположить, что худшее позади, но в последние дни августа на Шипку пришла страшная весть – третий штурм Плевны окончился безрезультатно. Это означало, что Шипкинская эпопея кончится нескоро.

    Шипкинское сидение

    В Балканских горах наступила осень, а вместе с ней пришли дожди и холода. Бои затихли, и стороны занялись укреплением оборонительных сооружений. История донесла до нас рассказ о Шипке унтер-офицера 54-го Минского полка Федора Миняйлы. В его памяти отложились не столько бои, сколько тяжёлый труд – солдаты копали и выносили землю, разгребали снег, носили дрова и воду, строили укрепления. Воспоминания унтер-офицера напоминают народные былины:

    «Там было нам пленение вавилонское; там сидели мы и вздыхали по отечестве своём; там плакали мы, пели и вспоминали о дорогой каждому родине…»

    Русско-турецкая война 1877–1878 годов оказалась не такой лёгкой прогулкой, как казалось в её начале, а тем, кто попал на Шипку осенью-зимой 1877 года, пришлось тяжелее всего. В начале сентября обе стороны подтянули к Шипке мортиры для ведения навесного огня. Артиллеристам пришлось учиться вести огонь с закрытых позиций, не видя своей цели. 5 сентября турки предприняли дерзкую атаку на Орлиное гнездо, которую вела специально подготовленная штурмовая группа, применявшая ручные гранаты. Одним словом, ситуация на Шипке изрядно походила на реалии Первой мировой войны.

    Некоторые из русских офицеров хорошо помнили оборону Севастополя, поэтому напрашивались сравнения, и они были не в пользу Шипки. В 1854–1855 годах защитники Севастополя имели блиндажи, полностью защищённые от огня, на Шипке же не было ни одного места, где можно было бы чувствовать себя в безопасности. Люди жили в шалашах, не защищавших ни от дождя, ни от турецкого огня. Если во время обороны Севастополя боевые подразделения сменялись (один день часть занимала позиции, второй день – стояла в резерве, третий – находилась в городе), то у шипкинцев никаких смен не было, поскольку позиции приходилось защищать всеми имевшимися силами. Однообразные дни и хмурая погода усиливали тоску, а турецкие обстрелы расшатывали нервы защитников Шипки. Характерен отрывок из дневника командира Подольского полка полковника М. Л. Духонина:

    «Каждый из нас уже настолько обстрелян, что впечатление от гранат и свиста пуль переносится в траншеях довольно спокойно и многие дошли до полного пренебрежения опасностью… […] Но совсем иначе ощущается в тех же открытых траншеях действие навесного огня и разрыва бомб – полёт их виден, и ждёшь решения. Не легко это томительное ожидание, а за ним – удушье, треск оглушительный, от которого звон в ушах и потрясение нервов. Осколки при разлёте шипят, и нелегко выносится этот смертоносный гул. Чугунный и свинцовый дождь, относительно говоря, бьёт или задевает единицы, а нервы портит всем. Конечно, со временем свыкнемся и с бомбами, но пока от них очень достаётся»

    Командиры начали заказывать тёплые вещи для солдат, но уже 26 сентября появились первые случаи обморожения. В октябре в Минском полку был достигнут пик заболеваемости за всю кампанию – 515 случаев, то есть, в полку болел почти каждый шестой. Наконец, в ноябре в горах наступили настоящие морозы. К тому времени измученный Орловский полк был сменён частями 24-й пехотной дивизии генерал-адъютанта К. И. Гершельмана, но 19 декабря эту дивизию пришлось спустить с Шипки, поскольку она почти вся перемёрзла. Хотя обморожения редко бывали смертельными, они приводили к тяжёлым увечьям. Небоевые потери у Гершельмана составляли более 50% штатной численности дивизии. Ко второй половине декабря мороз в горах достиг такой силы, что башлыки отламывались кусками, а масло застывало в винтовках.

    Переход через Балканы

    28 ноября пала Плевна, и, по всем канонам военного дела, кампания 1877 года должна была на этом закончиться. Решение предпринять форсирование заснеженных Балканских гор зимой стало неожиданностью даже для многих военачальников русской армии. Генерал-майор М. Д. Скобелев был одним из немногих, кто демонстрировал уверенность в успехе. В районе Шипки переход должен был состояться тремя колоннами по соседним перевалам, левую из которых вёл сам Скобелев, центральную – Ф. Ф. Радецкий, а правую – князь Н. И. Святополк-Мирский. Спустившись с перевалов, колонны должны были одновременно ударить по туркам с трёх сторон. Расчёт русского командования состоял, прежде всего, во внезапности удара. Единовременный удар был намечен на 27 декабря, а его целью был укреплённый лагерь Шейново, где турки зимовали, не подозревая о намерениях русских.

    Основная проблема Шипко-Шейновской операции заключалась в почти полном отсутствии связи между колоннами, двигавшимися по параллельным перевалам. Расстояния, которые требовалось преодолеть колоннам, не были одинаковыми, а трудности перехода вряд ли поддавались прогнозированию. В колонне Скобелева путь протаптывали уральские казаки с конями в поводу, за ними шли сапёры, разгребавшие снег, и лишь затем двигалась основная масса войск. В некоторых местах снежные стены по сторонам пути полностью скрывали людей, и со стороны виднелись лишь казачьи пики. Хотя путь скобелевской колонны был значительно короче, чем у Святополк-Мирского, она не успела спуститься с перевала к назначенному сроку.

    Настало 27 декабря 1877 года – день, бросивший тень на репутацию «Белого генерала». В соответствии с планом, князь Святополк-Мирский начал атаку турецкого лагеря, рассчитывая на помощь остальных колонн. Закипел кровопролитный бой, в котором обе стороны активно орудовали штыками. Мирский потерял 1800 человек и вечером доложил Радецкому: «Атаковал, никто не помог. Продовольствия нет, патронов нет, приходится отступать. Выручайте». Части Скобелева в это время только спускались с перевала и сосредотачивались рядом с Шейновом. Сначала «Белый генерал» доложил, что поддержит атаку в любом случае, но потом передумал. Ординарец Скобелева хорунжий П. А. Дукмасов, отчаянный сорвиголова, ни в чём не отстававший от своего начальника, проделал 16-часовой конный марш, преодолев Иметлийский и затем Шипкинский перевалы, чтобы донести Радецкому эту весть.

    Итак, русским пришлось ждать следующего дня, который начался с атаки турок на потрёпанную колонну Святополк-Мирского. Радецкому достаточно было повернуть голову налево, чтобы с высот Шипки увидеть тяжёлое положение войск князя, и повернуть голову направо, чтобы увидеть, что Скобелев по-прежнему не атакует. Прождав до полудня, Радецкий двинул с гор шипкинцев, предназначавшихся для демонстративных действий, и только после этого Скобелев, наконец, начал атаку с развёрнутыми знаменами и музыкой. Около трети музыкантов Скобелева пало в этой атаке – редкий пример столь высоких потерь в составе полковых оркестров. К 15:00 всё было кончено. Турки сложили оружие, и путь к Константинополю был свободен.

    Почему Скобелев не атаковал так долго? На этот счёт высказывали разные предположения, вплоть до его личных счетов со Святополк-Мирским. Скорее всего, у Скобелева действительно оставались под рукой лишь ничтожные силы, так как его колонна только спускалась с гор. Встав перед непростым выбором – придерживаясь буквы плана, повести рискованную атаку, или подождать и действовать наверняка – Скобелев решил перестраховаться. Всю тяжесть боя под Шейновом вынесли части под командованием Святополк-Мирского и Радецкого, но удар «Белого генерала» оказался для турок роковым. Именно он пленил турецкое командование и оказался героем дня. После войны Радецкий прямо говорил Скобелеву: «Вы пришли к шапочному разбору, лавры пожинать».

    Всей этой неприятной ситуации можно было избежать, если бы была налажена связь между колоннами – неудивительно, что многие участники боя сетовали на отсутствие телеграфа. Если в ходе Авлияр-Аладжинской операции на Кавказском фронте благодаря телеграфу удалось добиться идеально синхронного удара по турецким позициям с фронта и тыла, то на Балканах этим средством пренебрегли. Кроме того, погода позволяла русским использовать гелиографы, но они пылились где-то на складах за Дунаем.

    У Шипкинской эпопеи печальный эпилог. В августовских боях русские и болгары потеряли 3640 человек, потери в завершающем Шипко-Шейновском сражении составили около 5000 человек, а между этими боями потери составили около 10 000 человек. Несмотря ни на что, война привела русскую армию к стенам Константинополя. В честь победы в войне приказали устроить парад, однако вид полков, участвовавших в шипкинских боях, был настолько плачевным, что их пришлось отвести назад, за спины других солдат. Среди героев Шипки ходила присказка: «На парад назади, а как дело – впереди».

    Идем на Восток. Как Россия сражалась за «славянских братьев». Герои Шипки (2 статьи)

    24 апреля (по новому стилю) 1877 года началась русско-турецкая война.

    Растянувшееся на столетия противостояние между Россией и Османской империей к последней четверти XIX века отнюдь не исчерпало себя. Желание Петербурга усилить свое влияние на Балканах, в Причерноморье и продвинуться вплотную к Константинополю не исчезло даже после поражения в Крымской войне.

    Стамбул же, наоборот, надеясь на помощь Великобритании, мечтал вернуть свои прежние владения, отвоеванные Россией. Сделать это, впрочем, было довольно сложно – Османская империя катилась к своему закату.

    Парижский мирный договор, завершивший Крымскую войну 1853-1856 годов, лишил Россию флота на Черном море. Великобритания и Франция зорко следили за тем, чтобы побежденный конкурент не принялся за старое.

    России, впрочем, поначалу было не до того. В стране развернулись масштабные реформы. Коснулись они и вооруженных сил, без чего восстановление утраченных позиций не представлялось возможным.

    Усиливать свои позиции на международной арене Россия принялась за счет налаживания отношений с Пруссией. Петербург занял нейтральную позицию в вопросе объединения немецких земель вокруг Пруссии, а Берлин, в свою очередь, помог России дезавуировать положения Парижского договора, которые не давали ей иметь военный флот на Черном море.

    «Нерукопожатный» Стамбул

    Парижский договор, однако, предусматривал и такую ситуацию – в случае вооруженного конфликта России с Османской империей гарантами безопасности последней станут Великобритания и Австрия. Повторять опыт Крымской войны император Александр II не хотел, а значит, для разрешения споров военным путем России необходимо было дождаться момента, когда Стамбул останется без поддержки.

    Османская империя сама уверенно двигалась к такому сценарию. Славянские народы, находившиеся под контролем Стамбула, недовольные тем, что обещание расширения их прав осталось лишь обещанием, поднимались на вооруженную борьбу. Османы отвечали на это жестокими расправами, убивая не только участников восстания, но и вырезая мирных жителей.

    Правительствам европейских стран все труднее становилось объяснять своим гражданам, с какой стати они поддерживают османских головорезов.

    Последней каплей стало Боснийское восстание 1875 года, в ходе подавления которого было убито свыше 30 тысяч человек. Премьер-министр Великобритании Бенджамин Дизраэли в собственной стране подвергался жесточайшей критике за поддержку Стамбула. В этой ситуации возможности активно помогать Османской империи у Лондона просто не было.

    Герои боснийского восстания. Commons.wikimedia.org

    Договоримся по-хорошему?

    В России же, наоборот, сильны были общественные настроения, призывавшие вмешаться и силой освободить братьев-славян от многовекового гнета. Присутствовала и жажда реванша за поражение двадцатилетней давности.

    Первыми в войну с Османской империей в 1876 году вступили Сербия с Черногорией. Это выглядело откровенным блефом, поскольку силы в этом противостоянии были явно неравны. Однако в Белграде рассчитывали, что Россия вмешается и не допустит поражения братьев по вере.

    Так оно и произошло – в критический момент Петербург предъявил ультиматум Стамбулу, что спасло сербов от полного разгрома.

    23 декабря 1876 года начала работу Константинопольская конференция участием России, Великобритании, Германии, Австро-Венгрии, Франции и Италии. Османской империи был предложен согласованный вариант разрешения кризиса – предоставление автономии Болгарии, Боснии и Герцеговине под объединённым контролем великих держав. Стамбул отверг этот план.

    В марте 1877 года Великобритания, Австро-Венгрия, Германия, Россия и Франция согласовали Лондонский протокол – еще один компромиссный документ, предлагавший разрешить вопрос миром.

    Однако Османская империя объявила предложение вмешательством в ее внутренние дела, отклонив документ.

    Участники Константинопольской конференции. Фото: Commons.wikimedia.org

    Армия форсирует Дунай

    12 (24 по новому стилю) апреля 1877 года Россия объявила войну Османской империи. Нейтрализовав действия османской флотилии кораблей на Дунае, русская армия в июне 1877 года начала форсирование этой реки.

    Османской армии не удалось оказать серьёзного сопротивления переправе русских войск на Дунае.

    Командование русской армии намеревалось, преодолев Балканский хребет, перейти в наступление на Константинополь. Для осуществления этого намерения ключевое значение приобретал контроль над Шипкинским перевалом, через который проходит дорога, связывающая Северную и Южную Болгарию.

    В начале июля 1877 года отряды генералов Гурко и Святополк-Мирского подошли к Шипке, заставив отступить 5-тысячный турецкий корпус Хулюсси-паши.

    Таким образом, важнейший перевал оказался в руках русской армии.

    Однако дальше всё стало развиваться не так, как изначально планировали русские военачальники.

    Для контроля над Шипкинским перевалом был оставлен отряд численностью около 5000 человек, основу которого составлял Орловский пехотный полк, а также болгарские ополченцы.

    Изначально на перевале не планировалось строительства серьёзных укреплений. Предполагалось, что основные силы русской армии, разбив неприятеля в районе города Плевна, вскоре перейдут в наступление через перевал. Но несколько штурмов Плевны закончились неудачами, и русская армия перешла к осаде города.

    Битва за Шипку

    В то же время турки, понимая значимость Шипкинского перевала, готовились взять реванш, вернув над ним контроль. Больше того, османская армия затем намеревалась ударить в тыл основным силам русской армии, после чего отбросить её за Дунай.

    Шесть тысяч русских солдат и болгарских ополченцев при 27 орудиях на плохо укреплённых позициях оказались лицом к лицу с 30-тысячной армией Сулейман-паши, превосходившей обороняющихся в артиллерии почти вдвое.

    11 августа 1877 года османская армия начала генеральный штурм Шипки с трех направлений. Кровопролитное сражение длилось три дня, но русским войскам удалось удержать свои позиции. В битве за Шипку потери русских сил составили более 130 офицеров и более 3600 солдат. Османская армия потеряла более 230 офицеров, а также от 6000 до 8000 солдат.

    «Шипкинское сидение» русских отрядов, продлившееся с сентября по декабрь 1877 года, также принесло большие потери – от огня державшего осаду противника войска потеряли 700 человек убитыми и ранеными, а болезни и обморожения вывели из строя свыше 9000 солдат и офицеров.

    Мемориал на горе Столетова в честь героев Шипки русско-турецкой войны 1877-78 гг. Фото: РИА Новости/ Юрий Абрамочкин

    Дорога на Константинополь

    28 ноября (10 декабря по новому стилю) случилось переломное событие в войне — была взята Плевна. Основные силы русской армии приступили к реализации первоначального плана войны, предусматривавшего прорыв в Южную Болгарию. Удержанный шипкинским отрядом перевал в этой ситуации сыграл важнейшую роль.

    24–28 декабря 1877 года русские войска под командованием генералов Скобелева, Святополк-Мирского и Радецкого провели операцию против турецких войск, располагавшихся перед Шипкинским перевалом, вошедшую в историю как «сражение у Шипки-Шейново».

    Шипкинский отряд в этом сражении фронтальным ударом оттянул на себя часть турецких сил, что развязало руки действовавшему на фланге Скобелеву – его прорыв в центр укреплённого турецкого лагеря и предопределил общую победу русских.

    Победа у Шейново открывала дорогу русской армии на Константинополь, что привело в ужас не только султана Османской империи, но и многих европейских политиков. Османская империя запросила мира, а России настоятельно посоветовали не добивать поверженного противника.

    «Шипка-Шейново. Скобелев под Шипкой». Верещагин В. В. 1883 г. репродукция

    Два договора

    19 февраля (3 марта по новому стилю) 1878 года был подписан Сан-Стефанский мирный договор. По нему Османская империя признавала независимость Сербии, Черногории и Румынии, а их территория увеличивалась. Босния и Герцеговина должны были образовать автономную область. Создавалось новое автономное славянское княжество на Балканах — Болгария, которое включало этнические болгарские территории в Мёзии, Фракии и Македонии.

    Османская империя обязалась выплатить России огромную контрибуцию, часть которой должна была быть заменена территориальными уступками.

    Великобританию и Австро-Венгрию подобное усиление России не устроило. Они готовы были вступить в войну на стороне Османской империи, если соглашение не будет пересмотрено.

    В июне 1878 года открылся Берлинский конгресс, на котором были согласованы новые условия мира, закрепленные в Берлинском трактате. Территория Болгарии была сокращена практически в три раза, Босния и Герцеговина перешла под контроль Австро-Венгрии. Урезаны были территориальные приобретения Черногории, Сербии и Румынии, но при этом Стамбул признавал их независимость. Россия вернула южную часть Бессарабии, потерянную после Крымской войны, присоединила Карсскую область, населённую армянами и грузинами, и заняла стратегически важную Батумскую область.

    «Берлинский конгресс», Антон фон Вернер. репродукция

    Несмотря на то, что Берлинский трактат в России многие сочли дипломатическим поражением, частично нивелировавшим военные успехи, итогом войны стало то, что Россия сумела восстановить свои позиции, утраченные после Крымской войны.

    За заступничество Великобритании Стамбул был вынужден расплатиться передачей Кипра. Но это лишь отстрочило окончательный распад Османской империи.

    Герои Шипки. Как русским солдатом латали дыры в планировании войны

    Оборона Шипкинского перевала в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. стала одним из самых славных, но и самых горьких эпизодов отечественной военной истории. Пожалуй, здесь наиболее ярко проявились лучшие качества русского рядового.

    140 лет назад, 19 июля 1877 г. началась одна из самых показательных и характерных операций русской армии. За пару дней до того наши войска в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 гг. с севера и юга атаковали Шипку — «ворота в Османскую империю», один из самых удобных перевалов через Балканы. После этих атака отряды турецкого военачальника Хулюсси-паши оставили перевал, бросив все пушки. Русские заняли Шипку. И не уходили оттуда в течение следующих пяти месяцев.

    И у нас, и на Западе огромной популярностью пользуется провокационное утверждение: «Поскреби русского — найдёшь татарина». Отсылает оно к временам татаро-монгольского ига — дескать, почти триста лет под татарским ярмом сделали из русских натуральных азиатов.

    «Точка сборки» всей войны

    Даже в этой насквозь лживой фразе можно найти рациональное зерно. Кое-какие особенности отечественного способа ведения войны действительно восходят к тем временам. В частности, феноменальная устойчивость русских в обороне. Невзирая на потери — так сказать, «за ценой не постоим». Дело в том, что на протяжении всего мрачного периода ордынских набегов и карательных походов боевая задача русских войск сводилась именно к тому, чтобы, заняв какой-либо рубеж, истечь кровью. Дав тем самым мирным жителям шанс укрыться в лесах-болотах и избежать резни и почти поголовного истребления. Если взглянуть на самые славные, самые громкие и известные сражения русской армии за последние полтысячелетия, то выйдет, что по своей структуре все они были оборонительными. Куликовская битва. Стояние на Угре. Полтава. Бородино. Сталинград. Каждое из них — важный этап укрепления и возвышения нашей страны.

    Эти качества — устойчивость и презрение к потерям — должны были, как во всех упомянутых случаях, изначально ложиться в основу операции, которая сразу строилась вокруг них. Однако гораздо чаще они проявлялись спонтанно. Просто по той причине, что генералитет на стадии планирования допустил ряд ошибок. И война, замышлявшаяся как парадное шествие и опрокидывание противника, начинала буксовать, а потом и вовсе превращаться в серию поражений с предсказуемым позором в финале.

    Вот тогда устойчивость в обороне становилась волшебной палочкой-выручалочкой. И это — как раз случай Шипки. Гора высотой 1523 м. и одноименное небольшое болгарское селение стали «точкой сборки» всей кампании — местом, где решалась судьба войны. Без основного качества русского солдата эта судьба была бы быстрой и плачевной.

    Кто кого пересидит

    На пути русских армий к сердцу Османской империи стояли две естественные преграды — Дунай и Балканские горы. Чисто теоретически полагалось форсировать Дунай, занять плацдармы и ключевые точки, убедиться, что здесь уже ничто не угрожает, принять меры предосторожности, а одновременно — двигаться дальше и занимать перевалы.

    В принципе, всё было сделано именно так, как полагалось. За исключением одного. В пункте «принять меры предосторожности» были допущены ошибки, близкие к критическим. Наше командование посчитало, что с форсированием Дуная и занятием Никополя турки перейдут к глухой обороне. А, значит, можно спокойно захватывать перевалы и устраивать победный марш к Константинополю.

    Удар турецкого мушира (маршала) Осман-пашив направлении Плевны, уже занятой нашими войсками, стал неожиданностью. По иронии судьбы он занял Плевну в тот же самый день, что генерал-адъютант Николай Святополк-Мирский — Шипку. Ситуация сложилась очень неприятная. С одной стороны, главный перевал через Балканы у нас. С другой — турки одним ходом поставили под угрозу наши плацдармы на Дунае. Двигаться дальше, оставляя в тылу занятые неприятелем укреплённые пункты — полное безумие. Плевну надо было брать. А Шипку — оборонять, во что бы то ни стало, чтобы не потерять хотя бы это достижение.

    Началась увлекательная игра «кто кого пересидит». Турки в Плевне или русские на Шипке. Но одно дело — сидеть в городе, пусть и обложенном со всех сторон неприятелем. А совсем другое — на горном перевале. Без укрытий, роя землянки в каменистой почве, чтобы хоть как-то защититься от ураганного огня. Без источников воды. Без продовольственных запасов — их с собой попросту не взяли, равно как и зимнюю одежду. Зачем? Ведь война скоро кончится — до Константинополя же рукой подать! Учитывая, что «Генерал Мороз» в тот раз воевал против наших, да так, что застывало ружейное масло, а шинели и башлыки, промёрзнув насквозь, ломались в руках: «Нет никакой возможности разжечь огонь. Шинели солдат покрылись толстой ледяной коркой. Многие не могут согнуть руку. Движения стали очень затрудненными, а упавшие не могут подняться без посторонней помощи. Снег засыпает их за какие-нибудь три-четыре минуты. Шинели так замерзли, что их полы не сгибаются, а ломаются. Люди отказываются принимать пищу, собираются группами и находятся в постоянном движении, чтобы хоть немного согреться. От мороза и метели негде укрыться».

    «Снежные траншеи» (Русские позиции на Шипкинском перевале). Василий Верещагин. Источник: Public Domain

    Горькая каша Шипки

    Иными словами, русские на Шипке в 1877 г. оказались примерно в том же положении, что и немцы под Москвой в 1941 г. С тем только исключением, что местные жители русским помогали по мере сил. К тому же, согласно известной поговорке, что немцу смерть — то русскому в данном конкретном случае если и не хорошо, то терпимо.

    Некоторые эпизоды «Шипкинского сидения» заслуживают прямых цитат участников и свидетелей. Вот граф Николай Игнатьев: «Только что у меня был корреспондент английской “Дейли ньюс” Форбс. Он прибыл на Шипку 12 августа и находился там с 5 ч. утра до 7 ч. вечера. Он в восторге от наших солдат, хвалит также и болгар. Сказал, что видел, как около тысячи жителей Габрово, среди которых было немало детей, под градом пуль несли воду нашим воинам и даже стрелкам на передовую. С удивительной самоотверженностью они выносили раненых с поля боя. »

    Вот генерал Виктор Кренке: «Положение Шипкинского перевала отчаянное; хотя атаки отбиты, но турки более и более развёртываются на окрестных высотах, на волах подняли туда артиллерию, а ружейный огонь так силён, что нет ни одного уголка на всей обороняемой позиции, где бы можно было укрыться от выстрелов. »

    «Сражение на Шипке». Алексей Кившенко. Источник: Public Domain

    Вот выдающийся врач Сергей Боткин: «Нервы на пределе. Невольно задаешь себе один и тот же вопрос: неужели нам придется отступить под напором этих многочисленных турецких орд, рвущихся к перевалу? Солдаты не падают духом, едят свою горькую кашу, а раненые, покидая позицию, даже шутят, словно ничего не случилось. Если случайно турецкая пуля попадет в котелок с кашей, говорят, что это турки послали им соли. Некоторые утверждают, что мы выстоим и несомненно победим. Будем надеяться!»

    Надеяться можно было только на те самые качества русской армии, с которых всё начиналось. Они не подвели. Война, как известно, закончилась победой. Победу, как положено, отметили парадом. В нём должны были принять участие и те полки, которые отстояли Шипку. Но их вид настолько поразил своей непрезентабельностью господ из штаба, что героев Шипки поставили где-то в сторонке, заслонив спинами более подтянутых и бравых солдат. Тогда и родилась горькая поговорка: «На параде — назади, а как дело — впереди».

    Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: