Фото Пафоса (119 фото)

Хорошие фотографии Кипра в высоком разрешении

Где находится Кипр на карте

Отель Best Western Plus

Отель Amathus Beach

На побережье Кипра, как правило отсутствуют большие деревья из-за чего летом бывает негде скрыться от жары

Кипр полон исторических достопримечательностей, на фото красивейшее Аббатство Беллапаис

Посетите Anti Gravity Road (дорогу с антигравитацией)

Поучаствуйте в местных карнавалах

Прогуляйтесь по чистейшей береговой линии

Поболтайте с Киприотами, проще всего завязать беседу на местных рынках

Отведайте местного сыра

Магниты с изображением ослика, а также ослик из стекла – одни из самых популярных сувениров с острова

Традиционное кружево и вышивка

Прокат машины на Кипре – лучшее решение для путешественников

Международный аэропорт города Пафос

Международный аэропорт “Ларнака”

Фестиваль древнегреческой драмы в Пафосе

Фестиваль вина в Лимассол

Фестиваль цветов, Пафос

Православная Пасха на Кипре

Церковь Святого Лазаря

Дайверы изучают знаменитый затонувший паром Zenobia рядом с Ларнакой

Кипр, как правило, очень безопасен для путешествий

На Кипре вы можете встретить муфлона, обитающего здесь вида диких горных баранов с толстыми извилистыми рогами

Жаркий средиземноморский климат делает Кипр идеальным местом для отдыха летом

vlpol32

Написат Закорюкович

Однако, пролетела череда новогодних праздников, а вместе с ними – и новое путешествие автора. Но все же, прежде чем начать писать о нем заметки, стоит завершить серию наших постов о большом осеннем путешествии по Кипру. Чтобы уж потом, со спокойной душой.

Сегодня мы с вами, дорогие и уважаемые, совершим большую прогулку по городу Пафос. Это был последний день кипрских каникул, все намеченные дальние локации были посещены, и пришла пора для неспешных прогулок без каких-то конкретных достопримечательностей. Но все-таки это Пафос: достопримечательности там сами найдут гуляющего!

1. Погода с утра ВНЕЗАПНО решила, что раз на дворе конец октября, пора бы и осень включить. Набежали тучи, то и дело сеющие дождем, сильный ветер завывал под крышами. Но автор и Мунис не поддались желанию посидеть дома, а направились на прогулку. Заленившись притом нести еще и зонтики. Дескать, мы пойдем в психическую атаку на этот ваш дождь, и его не будет!

Поднявшись в центр на автобусе от станции Гавань, начнем нашу прогулку от автостанции Каравелла. Вопреки звучному названию, Каравелла представляет собой маленькую парковку для автобусов и сарайчик для диспетчера, поэтому фотографировать там нечего. Испив фраппе в одной из кофеен, идем по центру. Центр Пафоса пережил большую реконструкцию, а кое-где она только начинается.

2. Тут и там попадается художественное граффити, вписанное в облик реконструируемого центра. И никакие коммунальщики его не замазывают безобразной серой краской, что не может не радовать!

3. Обновленная площадь у городской ратуши.

4. Одну из улиц сделали пешеходной на радость туристам.

5. Полиция и ратуша (или мэрия?) расположены в уютных кипрских домиках.

6. Граффити завораживает многомерностью рисунка.

7. Возле удавки офисной работы в паркомате оплачивается парковка ослика.

8. Космонавт, высокомолекулярное соединение и космическая колибри.

9. Таверна в нативном кипрском здании.

10. Таверны. Тысячи их!

11. Национальная архитектура в окружении безликих бетонных коробок.

12. Храм Агиос Кендеас.

13. Византийская архитектура.

14. Переулочками с живописными домиками возвращаемся на “Арбат”.

15. “Арбат” ведет прямиком к отреставрированному рынку. Автор застал время, когда там действительно был овощной и фруктовый рынок. Но времена изменились – теперь там туристическое место с тавернами и торговлей сувенирами.

16. По мере приближения к рынку народа все больше.

17. Путы Глобальной Паутины.

18. Движемся в сторону рынка.

19. Нас встречает летающий ослик.

20. Новая достопримечательность: растительная стена.

21. Автор теряется в догадках, как ее поливают. Что особенно важно летом, когда на дворе под +50. Из шлангов окатывают, или она сама источает воду из шлангов? Это одна из великих тайн.

22. Конечная остановка автобуса 610. Если в прошлые годы на нем ехало от силы человек 5, то теперь на рынок высаживается десант в виде полного автобуса. И 610 стал такой же полный, как и 615 до пляжа Корал Бэй.
Но прежде всего все бегут сделать фото на смотровой площадке.

23. Здание нового рынка.

24. Внутри рынка – дворик с клумбами. Вокруг же – толчея среди торговцев сувенирами и одеждой.

25. За рынком начинается турецкий район Пафоса. Автор не знает, сколько туркокиприотов там осталось после 1974 года, но турецкие названия улиц сохранились. Впрочем, в мечети Муталлос ВНЕЗАПНО оказалась. Синагога!

Читайте также:
Транспорт Франции: новая жизнь античных дорог

26. Рассмотрим мечеть-синагогу поближе. Двор закрыт, разглядываем через забор.

27. Мечеть, а точнее ее минарет, реставрируется при помощи ООН.

29. Мы движемся по турецкому кварталу. Это здание явно было брошено туркокиприотами.

30. Улочки все уже.

31. Вереницы растений в горшках венчают забор.

32. Улочки турецкого квартала. Движемся по улице Намик Кемаль.

33. На площади разбит небольшой сквер.

34. Над будто игрушечными домиками возвышается минарет мечети-синагоги.

35. Подходим к смотровой площадке.

36. Отсюда виден Археологический парк Пафоса и отели вдоль улицы Королевских Гробниц.

37. Панорама Пафоса. Далеко внизу у моря – район Като Пафос, где так любит селиться на отдыхе автор.

38. Пора установить телевик и поснимать разные участки широко раскинувшегося Пафоса. Маяк в Археологическом парке.

39. Большой собор неподалеку от места проживания автора.

40. Минарет, слегка напоминающий готовую к старту ракету.

41. Вход на стадион.

42. Автор выбрал именно такой маршрут, потому что на карте города тут была обозначена локация Утесы Муталлос. Что за утесы такие, автору так и не довелось посмотреть ранее. Вот они!

43. Окрестности утесов украшены иероглифическими инсталляциями. Панорама улицы Королевских Гробниц.

44. Утесы оборудованы детской площадкой. Ни души вокруг, только ветер окреп до такой силы, что принялся катить в гору банку из-под колы.

45. Странное сооружение, все наглухо запертое.

46. Еще одна вариация на тему пафосского идола плодородия.

47. Иероглифы? Пляшущие человечки? Азбука доисторического киприота? Этой тайной Утесы Муталлос не поделились.

48. Впрочем, Утесы Муталлос открыли автору и Мунис другой свой секрет. Совершенно случайно обернувшись, автор увидел крошечную часовню, буквально замаскированную под скалы. Архитектура, размер и замаскированность напоминают времена османского владычества на Кипре, когда на христиан велись гонения, и церкви запрещали строить с куполами и крестами. Вполне вероятно, часовня дожила до наших дней с тех времен.

49. Подойдем поближе.

50. Заглянем в часовню. В этой скромности и аскетичности вся православная религия на Кипре, что радует автора после помпезного злата, заборов, яхт, лимузинов и часов за сотни нефти российских религиозных деятелей.

51. Часовня видна только с определенной точки.

52. Утесы Муталлос.

53. По улице Морфу спускаемся к морю. На фото – отель Авлида, особенно греющий душу автору. Именно тут автор отдыхал во время первого своего приезда на Кипр, и остался доволен и отелем, и отдыхом. Именно здесь автор влюбился в Кипр.

54. Супермаркет Лидл. Сколько воды, вина, командарии и фруктов было там куплено во время отдыха в Авлиде! Также этот магазин продает очень удобные и вместительные сумки для проноса сверхнормативного багажа с дарами Кипра в ручную кладь, и не воспринимаемые работниками аэропорта как дополнительное место ручной клади.

55. Руссо туристо (явно из Авлиды) чешут по велодорожке. Nuff said.

56. Отель Венус Бич. На пляж этого отеля ходил купаться автор во время первого приезда на Кипр.

57. Сшибаемые с ног порывами ветра, спускаемся на пляж отеля Венус Бич. Одно хорошо – дождевые тучи снесло ветром и вышло солнце.

Мы продолжим нашу прогулку в следующем посте!

ПАМИР – “КРЫША МИРА” История Памира в фотографиях

История Памира в фотографиях

Фотографии из книги “Памир“, издательство “Планета” 1987 год, под редакцией члена- корреспондента АН СССР М.С. Асимова. Также использованы фотографии Ищука Н.Р.

Первые российские Исследователи Памира

фото 1. Алексей Федченко (1844-1873) -в центре. Великий русский путешественник, биолог. Открыл и описал Заалайский хребет, высочайший его пик (ныне пик Ленина). Погиб в 28 лет в Швейцарии, в Альпах на леднике Коль-дю-Жеань, брошенный в непогоду проводниками, когда готовился к памирской, заветной своей экспедиции. Он не взошел на ледник, впоследствии названный его именем.

Это сделал через 5 лет, его друг, энтомолог Василий Федорович Ошанин, пробиравшийся по руслу Мук-су. В.Ф.Ошанин писал: “Пусть Федченковский ледник и в далеком будущем напоминает путешественникам имя одного из даровитейших и усерднейших исследователей Средней Азии”.

Знаменитый исследователь Средней Азии И.В. Мушкетов писал: “Деятельность этого талантливого исследователя, если учесть, что экспедиция А.П.Федченко состояла всего из него самого и его благородного товарища Ольги Александровны Федченко, которая с редким для женщин самоотверженностью разделяла все труды и лишения своего мужа”.

После смерти мужа Ольга Александровна продолжала его дело. Она занималась подготовкой и изданием его трудов. Воспитала сына-Бориса Алексеевича Федченко, вследствие известного ботаника. В 1901 году Ольга Александровна вместе с сыном участвуют в Памирской экспедиции. Вместе они подготовили фундаментальный труд “Флора Памира”. В 1910 году 65-летняя О.А.Федченко участвовала в экспедиции на Памир.

Читайте также:
Фотографии Терезины

фото 2. Ольга Александровна Федченко (1845-1921). Член корреспондент Петербургской Академии Наук, путешественник, биолог, художник, жена и соратник А.П.Федченко. Фотография сделана последние годы ее жизни, около 1918 года, Из архива Е.А.Снесаревой.

фото 3. Иван Васильевич Мушкетов (1850-1902), выдающийся русский геолог и географ, исследователь Памира, автор фундаментального труда “Туркестан”. Фото с Ленинградского архива фотокинодокументов АН СССР.

фото 4. Василий Федорович Ошанин. (1845-1917). Энтомолог, географ, путешественник, открыл крупнейший в Азии ледник и назвал его именем своего друга Алексея Федченко.

фото 5. Ледник Федченко. Протяженность ледника 70 км. Фото Таджикской Гидрометслужбы, 2006 год.

фото 6. Николай Алексеевич Северцов (1827-1885), выдающийся русский зоолог, географ и путешественник, исследователь Памира.

Российские пограничники на Памире

Притеснения и жестокость со стороны иноземных войск вызвали недовольство всего населения Памира, особенно ярко проявившиеся в Западной части Памира. Ведя борьбу против захватчиков, население Памира неоднократно обращалась к представителям Росси в Туркестане с просьбой присоединить Памир к России. Не ограничиваясь письменным прошением, представители Памира, преодолевая большие трудности, приезжали в пределы русского Туркестана с тем, чтобы добиться у туркестанских властей помощи и поддержки для изгнания иноземных войск и присоединения на добровольных началах к России. Вот что писал журналист и историк С.И. Уманцев в 1892 году: “На долю России достались негостеприимные, не поддающиеся земледелию и культуре местности сурового Памира”.

фото 7_2. Михаил Ефремович Ионов (1846-1923) командир казачьего отряда. В 1892 году во главе особого отряда, “отряд летучий русский”, как называли его англичане, занял Памир, чтобы “ногою твердой стать на территории, принадлежащей России”. Отряды Ионова, начальника первых Памирских отрядов, очистили Памир от пришельцев, весьма вразумительно исправив английскую географию Памира и вынудив английских дипломатов признать государственные границы на Памире такими, какими они есть и сейчас. Первые военные русские отряды не только охраняли границу Бадахшанского Памира, но и внесли большой вклад в изучение географии и геологии Памира. Российские пограничники покинули Памир в 2005 году.

фото 7. Редкая фотография: первые русские путешественники в Аличурской долине с местными жителями. Их архива Е.А.Снесаревой.

фото 8. Караван Памирской экспедиции. Конец 19 века. Фотография В.Н.Зайцева. Из архива Е.А Снесаревой. Интересная деталь: теперь верблюдов здесь нет.

фото 9. В тишине пустынных пространств пробирались первые исследователи на Памир; где верхом, где пешком. На озере Каракуль. Из архива Е.А.Снесаревой.

фото 10. Смена Шаджанского отряда капитана Кузнецова-первого в истории Памирского пограничного отряда – отрядом Зайцева. 1894 год.

фото 11. Памирский транспорт. Фотография В.Н.Зайцева. Из архива Е.А.Снесаревой.

фото 12. Пост Памирский. 1902г. Из архива Е.А.Снесаревой.

фото 13. Василий Николаевич Зайцев (1851-1933), начальник памирского отряда в 1893-1894 годах, Исследователь Памира. Фото из архива Е.А.Снесаревой.

фото 14. У стен Памирской крепости Кала-и- Вамир в Рушане. Настоящее время не существует. Начало 20 века. Из архива Е.А.Снесаревой.

фото 15. Странствующие дервиши. 1901г.

фото 16. Андрей Евгеньевич Снесарев (1865-1937г). Начальник памирского отряда, военный деятель, географ, востоковед. Из архива Е.А.Снесаревой.

фото17. Город Хорог. 1910 год. Фотография из архива Г.А.Шпилько.

фото 18. Город Хорог. 2006 год. Фото Ищук Н.Р.

Сарезское землетрясение

В 1911 году, в 11 час.15 мин. ночи с 5-го на 5-е февраля, в районе Памиров произошло событие, последствие которого внесли существенные изменения в местную географию, причинили много бед.

От сильных подземных толчков произошел страшный обвал горы в долину р. Бартанг у кишлака Усой. За отсутствием на Памире сейсмографических приборов, записывающих землетрясение, затруднительно судить о силе землетрясения 1911 года. О происшедшем несчастии не знали долго ни в Хороге, ни на Посту Памирском. Первое донесение о катастрофе был послан спустя 45 дней после землетрясения, штабс-капитаном Заимкиным. В донесении говорилось, что от землетрясения 5-6 февраля отвалившейся горой уничтожен кишлак Усой, в котором погибли 57 человек, и весь скот, спаслись только один старик и 2 мальчика. Всего по донесению погибло 105 человек. В этом же донесении сообщалось, что река Мургаб, не имея выхода вперед, стала разливаться в ширину и грозит затопить кишлак Сарез.

Отсутствие более или менее точных данных о завале, главное, о той опасности для населения, которую может представлять прорыв озера -побудили начальника Памирского отряда Г.А Шпилько лично посетить завал и озеро. Наблюдения Шпилько уникальны, ведь его экспедиция первая исследовала озеро. В то время озеро Сарез не имела еще того размера, как на сегодняшний день. Г.А. Шпилько первым исследовав новый феномен, сделал свой прогноз: “Итак, по моему мнению, Сарезское озеро не в состоянии ни прорвать, ни опрокинуть завал. Спуск озера начинается с просачивании воды, которая медленно размывает свое ложе. Просачивание превратится в более или менее спокойный поток. “

Читайте также:
Фото Бужумбуры (54 фото)

Исследования Сарезского озера не прекращаются и сегодня.

фото 22. На фотографии: капитан Заимкин, сообщивший о Сарезском землетрясении, исследователь Сарезского озера начальник Памирского отряда Г.А Шпилько в юрте гостеприимного чабана.

фото 23. На плоту “Памирец” впервые на неведомом озере. 1913 год. Фотографии из архива А.Г.Шпилько

фото 24. Участники первой Сарезской экспедиции. В центре А.Г.Шпилько. Фотографии из архива А.Г.Шпилько

фото 25. Сарезское озеро в наши дни. 2006г. Фото Ищук Н.Р. Длина озера 55,8 км, абсолютная высота зеркала озера 3263м, максимальная ширина озера 3,3 км, максимальная глубина озера 500м, максимальный объем воды в озере 16,074 км3, приходная часть баланса 47,1 м3/с=1487 млн.м3/год, расходная часть баланса 47,7 м3/с=1505 млн.м3/год, максимальное сезонное колебание.

Бадахшан — памирцы, разделенные на «крыше мира». Часть первая, Таджикистан

Бадахшан — высокогорный регион, занимающий большую часть Памира, второй по высоте горной системы мира, которую поэтично называют «крышей мира». Горный Бадахшан стал последним территориальным приобретением Российской империи и меньше всего испытал ее цивилизационное влияние. А всего 30 лет назад таджикская часть Бадахшана была медвежьим углом СССР. Другая половина больше 100 лет является частью Афганистана, его самой мирной и безопасной провинцией.

«Границы, которые я полюбил» — рубрика, в которой мы рассказываем о необычных государственных границах. Одна из наших любимых рубрик на сайте.

Высокогорная граница как результат компромисса двух империй: Британской и Российской

Граница между двумя Бадахшанами проходит высоко в горах Памира и является прямым результатом Большой игры — активное соперничество Британской и Российской империй за влияние и контроль над Средней Азией в XIX веке, прообраз холодной войны XX века. Соединенное Королевство наступало с юга, из своих индийских владений, Россия давила с севера, с территории современного Казахстана.

До прямых военных столкновений не доходило, но с каждым десятилетием стороны подбирались все ближе друг к другу. Англичане к 1892 году завоевали весь Каракорум, соседний с Памиром горный массив, и несколько раз неудачно пытались покорить Афганистан. Русские в это время установили протекторат над Хивинским ханством и Бухарским эмиратом (сейчас большей частью это территория Узбекистана). Земли Кокандского ханства (Ферганская долина) и прикаспийские территории (Туркменистан) присоединили напрямую к Российской империи.

В результате Британия и Россия решили не доводить до войны и договорились оставить Афганистан в качестве буферной страны между империями. Оставалось только согласовать границы. Для этого пришлось разделить народы с одинаковым культурным и ментальным бэкграундом, говорящие на одних языках. Высокогорный Бадахшан не стал исключением — веками маленькие памирские народы жили, торговали и воевали в межгорных долинах: Шугнан, Рушан и других. По соглашению России и Британии Бадахшан разделили по реке Пяндж на почти равные части. Северная отошла к Российской империи, южная оказалась под властью эмиров Афганистана, которые находились под влиянием Британской Индии. В дополнение сформировали знаменитый Ваханский коридор — узкий язычок-прокладку между империями, которым Афганистан и поныне нежно касается владений Китая.

Ваханский коридор — самый живописный и самый туристический регион Афганистана, как бы это странно ни звучало. По меркам Афганистана здесь максимально безопасно — тут живут только яки и редкие киргизы-кочевники. Ни «Талибан», ни ИГИЛ (запрещенные в России террористические организации) не добрались до Ваханского коридора.

Граница между таджикским и афганским Бадахшаном во времена СССР

Общая граница протянулась на 1 350 километров, неизменная до сегодняшних дней. Подавляющая ее часть проходит по рекам (за исключением высокогорья на самом востоке), самая протяженная из которых — Пяндж.

Вокруг рушились и восстанавливались империи, Таджикистан, Индия и
Пакистан получили независимость, Афганистан чередовал десятилетия
военных действий с короткими мирными передышками, а граница неспешно и
упрямо увеличивала разницу в жизненном укладе и менталитете таджикских
народов, живущих по обе стороны Пянджа.

Афганистан оставался глубоко отсталым феодальным кланово-племенным государством с сильным влиянием ислама и местных традиций. В это время советский Бадахшан насильно деисламизировали после революции и победы большевиков над сторонниками традиционных ценностей. Коммунисты называли их басмачами, местные жители — муджахединами, борцами за веру. В СССР юго-восточную часть Средней Азии назвали Таджикистаном (хотя здесь жили узбеки, памирцы и горные киргизы). Регион электрифицировали и привели к более-менее общесоветскому знаменателю. В 1937 году власти закончили строительство Памирского тракта — одной из самых высокогорных дорог мира, в своей наивысшей точке — перевале Ак-Байтал, — достигающей высоты 4 655 метров над уровнем моря. До сих пор это единственная дорога Горного Бадахшана, которая связывает таджикскую столицу Душанбе с Памиром.

Читайте также:
Марбелья, пляжи: обзор 7 популярных мест для отдыха

Почти вся граница в Бадахшане проходит как раз вдоль Памирского тракта: от места, где он выходит к Пянджу до озера Зоркуль в самой глуши Памира.

Таджикистан — терра инкогнита постсоветского туризма: зачем ехать в Бадахшан

Это одна из самых живописных и интересных границ в мире, куда обычный путешественник может добраться без особых препон. К сожалению, жителям бывшего СССР, которым она наиболее доступна, она и наименее интересна. На Памирском тракте полно европейцев, американцев и азиатов, но русскоязычных очень мало.

Причина в укоренившемся за последние десятилетия мнении, что в Средней Азии опасно, бывших соотечественников не любят, еще живы воспоминания об исходе русских в 1990-х, «да и вообще делать там нечего — кругом нищета и убогость».

Только Узбекистан в последнее время собирает неплохой урожай туристов
(с 2005 года их количество выросло более чем в 20 раз). В Кыргызстан иногда залетают группы на Иссык-Куль и Тянь-Шань. Таджикистан же до сих пор — терра инкогнита постсоветского туризма.

В Бадахшан стоит ехать по нескольким причинам, но все их можно назвать настоящими: настоящие горы — до 7 500 метров высотой; настоящая этнография — в соседних поселках живут крошечные, но отдельные народы со своей собственной ветвью ислама — исмаилизмом и своеобразным укладом жизни; настоящая машина времени — люди по обе стороны границы живут практически так же, как их предки и 100, и 500 лет назад. В таджикском Бадахшане витает дух настоящей опасности — на другом берегу Пянджа продолжаются бесконечные вялотекущие бои, которые иногда докатываются до таджикских застав.

И очень важный нюанс — в Таджикистане почти все жители, а в Афганистане некоторые старожилы говорят на русском, что позволяет глубже проникнуться духом региона, больше понять про местную жизнь и существенно упростить путешествие.

Наркотрафик через эту границу — самая известная часть путешествия
героина из Золотого полумесяца в Россию и Европу. Граница
визуально никак не охраняется. Но, по словам местных, контакты с той
стороной сильно ограничены. Общение с жителями Афганистана не
приветствуют и осуждают главы местных общин. Поэтому переход границы
чреват не столько государственным наказанием, сколько риском отлучения
от общины, что является для памирцев мощным стимулом никогда даже не
думать о посещении соседней страны. К тому же к афганцам местные в
основном относятся пренебрежительно, считая их дикими и некультурными.

Все это не мешает одному из самых известных в мире наркопотоков —
опиаты из Афганистана переправляют в огромных количествах и без
перебоев. Но участвуют в этом совсем не простые жители местных
кишлаков, а серьезные люди в погонах и при галстуках.

Таджикский Бадахшан: как попасть и что смотреть

В Таджикистане с 1994 года — уже 26 лет — правит бывший директор совхоза Эмомали Рахмон. До 2007 года фамилия звучала как Рахмонов, но потом вечный президент выбросил колонизаторское окончание фамилии. Страна в целом очень безопасная, хотя бывают редкие эксцессы типа ужасного убийства иностранных велосипедистов террористами из ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация).

Коррупция в Таджикистане цветет буйным цветом, но для туристов начали делать послабления. С 2018 года увеличили до десяти дней срок, в течение которого можно не делать регистрацию. А на въезде в страну выдают бесплатные сим-карты. Это не говоря о том, что в Таджикистане действует безвизовый режим для всех жителей СНГ, Грузии и Украины — для въезда достаточно действующего загранпаспорта.

Пропуск

Единственная сложность — для проезда в Горный Бадахшан (официальное название — Горно-Бадахшанская автономная область, ГБАО) требуется пропуск. Его получение — процедура формальная, но необходимая. Можно попытаться проехать без пропуска, но рано или поздно придется давать взятки в непрогнозируемых размерах или вообще попасть под суд. Мне пришлось отдать 50 долларов решалам в милиции в Хороге для оформления пропуска, что в 25 раз дороже официальной стоимости пропуска. Поэтому лучше его получить заранее и не переплачивать.

Получить пропуск проще всего в ОВИРе Душанбе (улица Мирзо Турсунзаде,
5), для этого потребуется 20 сомони (2 доллара) и несколько часов
ожидания. Также можно оформить пропуск с другого конца Памирского
тракта — в таджикском консульстве киргизского Оша.

Читайте также:
Фото Дворца в Орчхе (116 фото)

На чем ехать

Многие туристы едут в Бадахшан на собственных автомобилях — это в основном богатые пенсионеры из стран первого мира. Можно встретить путешественников на велосипедах и даже идущих пешком с грузовым ишаком (как известная Аня «А чего дома сидеть?»).

Для тех, кто не хочет неделями крутить педали или подгонять ишака от Душанбе до Хорога, столицы таджикского Бадахшана, ходит «общественный» транспорт. Джипы и микроавтобусы отправляются каждое утро из Душанбе, с территории автоколонны № 2927 (улица Назаршоева, 149). Место в семиместном джипе стоит 300 сомони (31 доллар). Ехать до Хорога придется весь день, но машины регулярно останавливаются на перекусы и обед. Так что поездка вполне терпимая, если вам не попадется упитанный сосед. Дорога изобилует потрясающими видами, например на Нурекское водохранилище. После того как тракт выходит к Пянджу, начинается самый красивый его отрезок — вдоль границы с Афганистаном. Смело просите водителя останавливаться в самых красивых местах — местные пассажиры не будут возражать. Кроме того, туристы побогаче могут арендовать джип на весь маршрут. А туристы победнее, но с бо́льшим количеством свободного времени — проехать автостопом. Учтите, что в районе Мургаба трафик совсем слабый и есть риск простоять в ожидании попутной машины несколько дней.

Лица и волосы людей постепенно светлеют — если в столице жители смуглые и черноволосые, то в горах внешность у них почти европейская. Есть легенда, что солдаты Александра Македонского оставили на Памире свой генетический след. Дети вдоль дороги предлагают нанизанные на прутики местные фисташки — мелкие, как семечки, и очень вкусные.

После Куляба на тракте начинаются многочисленные блокпосты, на которых водитель через рукопожатие передает солдатам мелкие, но обязательные взятки. А они, в свою очередь, не очень придирчиво проверяют документы. Но без пермита в Горный Бадахшан не пропустят практически наверняка.

Хорог — столица таджикского Бадахшана

В городе создали роскошную для этих мест инфраструктуру: городской парк, больницу и университет. В Хороге даже есть аэропорт, один из самых высокогорных в мире. Все это богатство создано и поддерживается Фондом Ага-хана.

Ага-ханы — духовные лидеры самого либерального течения в исламе — исмаилизма.

Этот титул является наследственным, и сейчас им владеет Его Высочество
принц Карим Ага-Хан IV. Фонд Ага-хана занимается благотворительностью
и гуманитарными проектами, особое внимание уделяя Бадахшану, где живет
одна из крупнейших в мире общин исмаилитов. Нестрогость исмаилизма
заметна и стороннему наблюдателю: женщины в Бадахшане ходят с
непокрытой головой (в отличие от Душанбе или юга Таджикистана), мулл и
мечетей нет — молятся дома, в магазинах продают алкоголь.

В Хороге находится консульство Афганистана, единственное на территории бывшего СССР, где легко давали визы без приглашений и писем. Но в последние два года консульство ужесточило правила получения виз. И даже если получите визу, то действительна она будет только на территории Ваханского коридора.

Ишкашим и афганский базар на нейтральной территории

Основная трасса Памирского тракта после Хорога уходит на восток, вглубь территории Памира. Вдоль границы дорога идет на юг, к поселку Ишкашим, который известен своим базаром и пограничным пунктом в Афганистан, в Ваханский коридор. В Ишкашим ездят совместные такси (shared taxi) — ехать всего три часа. В самом поселке есть памятник Ленину, милиция, баня, пара магазинов и даже чересчур аутентичный гестхаус, где из привычных удобств только старенькие розетки.

Каждую субботу на островке, на нейтральной территории посреди Пянджа проводят афган-базар. Странноватое мероприятие, когда жители Таджикистана и Афганистана без виз и паспортов могут обменяться товарами и продуктами между собой. Товары преимущественно китайские, поэтому основной смысл базара — поддержание хоть каких-то контактов между памирцами, связи которых грубо разорвали больше 100 лет назад. Для туриста афган-базар — отличная возможность познакомиться с настоящими афганцами без посещения Афганистана.

В Ишкашиме есть все, чтобы подготовиться к переходу границы с Афганистаном, в альтернативный Бадахшан. Во второй части статьи я расскажу, как попасть в афганский Бадахшан и вернуться оттуда живым, здоровым и с магнитиками.

Самые красивые места Памирского тракта

Памирский тракт — это самая красивая автомобильная дорога из всех, что я когда-либо видел. За несколько дней путешествия по ней я сделал тонны фотографий и хотел бы с вами поделиться самыми красивыми и живописными местами, ведь именно ради этих видов я и ехал на Памир.

Читайте также:
Подробная карта Перу на русском языке

Начинаются потрясающие виды с границы Таджикистана и Афганистана, которая проходит по реке Пяндж.

Сотни километров вдоль скалы и обрывистого берега реки. Красиво и опасно.

После поворота с Хороша в сторону Джелонди виды совершенно меняются

Тут обязательно проедете мимо высокогорного озера с лазурным цветом воды

Череда перевалов, которая начинается с Кай-Тезека

затем Харгуш и Тагаркаты

А это, по моему мнению, самая живописная часть маршрута — высокогорная дорога от поселка Харгуш до Мургаба

Здесь за каждым поворотом открывается новый сногсшибательный вид

Который совершенно не похож на предыдущие

А это вид, фотография которого меня просто пленила.

Дорога после Мургаба вдоль границы с Китаем

Забор с правой стороны дороги и служит той самой границей

И перевал Ак-Байтал

Почти в след за ним перевал Кызыл-Арт, который служит еще и границей между Таджикистаном и Киргизией

Дорога от границы Бардоба в сторону поселка Сары-Таш. Слева от этой дороги в хорошую погоду вы можете увидеть пик Ленина

Ну и заканчиваем красоты Памирского тракта потрясающим перевалом Талдык

Пересмотрев все эти фотографии я снова захотел прокатиться по Памирскому тракту, а вы?

Комментарии 32

Скальный масив на второй фотографии просто поразил !Огромная скала и орога как нить, с машинками как игрушки. И Спасибо Вам за прекрасные фотографии. Помогли вспомнить те ощущения восторга от величия гор и красоты природы тех мест. Ведь когда то, в далеком прошлом, пришлось поработать в горных районах Таджикистана, между Педжикентом и Душанбе. Неподалеку от озера Искондеокуль. Огромные горы не переставили поражать своей красотой и мощью!

Фотографии Памира

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories

Азиатский поход. Часть 3. Таджикистан. Памир.

Девять тысяч километров. Ровный, как зеркало асфальт, грунтовки, серпантины и горные перевалы Памира на высоте более четырех с половиной тысяч метров. Наше путешествие хочется назвать «Великим Азиатским походом». За двенадцать дней мы шесть раз пересекали государственные границы, побывали в Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, Киргизии. Проехали вдоль афганской границы. Увидели изнутри жизнь в кишлаках, попробовали настоящий плов, прогулялись по древнему Самарканду и по пустыне, которая появилась на месте высохшего Аральского моря. Пережили жару, холод, снегопад, град и грозу. От настоящего полковника узнали, как советские солдаты несли службу в высокогорьях на границе с Афганистаном. Пообщались с памирцами, которые автономно живут на высоте три с половиной тысячи метров. Автомобильная экспедиция в Среднюю Азию оказалась невероятно познавательной и экстремальной. И у меня наконец появилось время для полного фото и видео отчета. Часть третья – Таджикистан, высокогорья Памира.

В Таджикистан мы попали с невероятной легкостью, по сравнению с Казахстаном и Узбекистаном. Все процедуры заняли от силы пол часа. Заполнили миграционные карты. Поставили печати. Показали паспорта. И никаких выматывающих досмотров с доставанием всех многочисленных вещей из внедорожников. Мы прибываем в город Худжанд.

Это второй по величине город в республике. Наравне с узбекскими Самаркандом и Бухарой город был центром культуры Средней Азии. Поселение здесь основали еще в VI веке до нашей эры. В свое время эту территорию проходил Александр Македонский. После его завоевания Центральной Азии город получил название Александрия Крайняя. По древности Худжанд может посоперничать с Римом, Парижем – в этом году город отметит свое 2528-летие. Приехав в Худжанд, мы словно перенеслись в советский период. Повсюду здания того времени и никаких стеклянных высоток. Гостиница “Ленинабад” словно памятник ушедшей эпохи. Сегодня большая часть номеров пустует. А ведь когда-то внутри кипела жизнь. Здесь останавливались туристы и те, кто прибывали в республику в командировку.

В Худжанде мы встречаемся с Урманом. Этот человек большую часть жизни проводит в Свердловской области. Строит дома, зарабатывает деньги. На этот раз он на родине. Приглашает в свой кишлак.

Тихая улочка. Дома из глины и соломы. Таджики – народ невероятно гостеприимный. Стоило нам зайти в дом, женщины тут же накрыли богатый стол.

Урман знакомит со своей супругой Нигорой. Мужа она видит, как правило, пару месяцев в году. Ждет его, пока тот на заработках. Воспитывает сыновей.

И ведет хозяйство. Там без этого никак. У Нигоры большой огород, овцы, бык, куры.

С таким хозяйством она еще успевает работать в школе учителем начальных классов. В месяц получает около 8000 рублей. По меркам Таджикистана это очень даже не плохая зарплата. Строитель Урман на родине получал бы 10000 рублей. В Свердловской области за ту же работу платят как минимум в два раза больше. Деньги посылает Нигоре. Их тратят на то, чтобы нанять рабочих, которые возводят жилье Урману. Совсем скоро семья переедет новенький глиняный особняк.

Читайте также:
Кребли по-немецки – блюдо, которое понравится всей семье

Пол дня мы проводим в гостеприимном таджикском кишлаке. Нас потчуют пловом.

Одаривают подарками. Коллективное фото на память.

С севера Таджикистана выдвигаемся на юг. На автозаправке встречаем алабая.

Среднеазиатских овчарок тут много. Ведь эти территории их родина – породу вывели именно здесь. И если у нас в России этих волкодавов сажают на цепь, и они славятся трудным характером и агрессией. То в Таджикистане алабаи спокойно разгуливают по полям, пасут скот и абсолютно равнодушно относятся к людям.

Дорога уходит вверх. Попадаем на высокогорную трассу.

Узкие серпантины на высоте нескольких тысяч метров. Справа обрыв. Внизу груды искореженного металла. Это все что остается от тех, кто вылетает с трассы в кювет. Достать остатки автомобилей из ущелья практически не возможно.

Чего только нет здесь в горах. Кишлаки.

Посты ДПС. Инспекторы ходят в советской форме.

Какой-то завод, построенный во времена Советского Союза. Похоже сегодня предприятие не функционирует.

А эти каменные постройки выли возведены в начале девяностых. После распада СССР в Таджикистане разгорелась гражданская война. Эту стратегическую трассу, ведущую в Душанбе, пытались контролировать военные силы. Домики построили, чтобы укрываться от ветра и снега.

Мы поднимаемся – погода меняется. На высоте порядка трех тысяч метров нас настигает метель. Здесь снег не тает.

А еще на высокогорной трассе много тоннелей. Протяженность этого – более десятка километров. Поразительно, как нелегко было проложить эту дорогу в горах.

Миновав Душанбе, мы устремились на юг. В Горно-Бадахшанский район, где находится граница Таджикистана и Афганистана. Я позволила себе немного нарушить хронологию. Про рубеж подробнее расскажу в заключительной части отчета. А пока перенесемся в город Хорог, который стоит среди живописных вершин Памира.

Хорог – это административный центр Горно-Бадахшанской автономной области. Он расположен на дне ущелья на высоте 2200 метров. Над Хорогом возвышается пик Маяковского, высота которого 6096 метров. Здесь мы заглянули в местный краеведческий музей.

Среди экспонатов предметы быта, национальная одежда.

Отдельная экспозиция посвящена русским и советским пограничникам. Начиная с 1895 года (тогда Памир присоединился к России) и до 2005 года (тогда Горно-Бадахшанский район покинули последние русские пограничники) наши солдаты защищали эту территорию от афганских банформирований.

На этом фото справа – Олег Воронин. После вывода советских войск из Афганистана он служил на таджико-афганской границе в составе легендарного Московского погранотряда.

Покидаем Хорог. Поднимаемся еще выше. Ледниковые реки, что спускаются с гор, невероятно холодные, чистые и голубые.

Высота порядка четырех тысяч метров. Пейзажи марсианские. Вид завораживает. Путешествовавший здесь в XIII веке Марко Поло сказал: “Памир – крыша мира”.

И даже на такой высоте живут люди. Это одно из самых высокогорных поселений. Нас гостеприимно приглашают в один из домов.

Дома с плоскими крышами. Обычные покатые делать нельзя. Ветра здесь дуют с такой силой, что крыши просто срывают.

Под ногами вечная мерзлота. Сельским хозяйством заниматься невозможно. Жители высокогорного Памира живут за счет яков. Эти животные – источник жирного молока, мяса и шерсти.

Подробности смотрите в специальном репортаже новостей “4 канала”.

frantsouzov

Навстречу приключениям!

Журнал про наши путешествия


Ну что же, вот и подошла очередь заключительной части рассказа про наше большое путешествие по Таджикистану.

1. Попрощавшись с ребятами на Оке, мы выехали из кишлака Каракуль, полные решимости объехать одноименное озеро по его северному берегу и наснимать еще шедевров. По пути увидели вот этот старый дорожный столб на обочине, и что-то дернуло нас остановиться возле него. Делая этот кадр, в очередной раз для себя отметил, до чего же холодные и суровые здесь края. На фотографии теплый летний день и ясное небо над головой, а в реальности очень сильный ветер, делающий некомфортным даже кратковременное пребывание на улице.

2. Вернувшись в машину, стали размышлять, что же нам делать дальше. На дворе было 10 августа. По нашему крайне неспешному графику мы шли с опережением в 6 дней. А это значило, что как минимум шесть дневок (. ) запросто можно было устроить в этих краях. Спешить абсолютно некуда. И тут Юля говорит, что наш роутер внезапно показал наличие интернета, которого мы уже несколько дней как не видели. Ну надо же, в кишлаке сигнала не было, а здесь он вдруг появился. Воистину судьба захотела, чтобы мы остановились именно в этом месте.

Читайте также:
Рождественская ярмарка в Германии

3. Решаю проверить почту и — о, чудо — как раз сегодня, несколько часов назад мне в ящик упало письмо от турфирмы из Киргизии. Наши пропуска в погранзоны всех районов страны были готовы, в подтверждение того они прислали скан разрешения и адрес их представительства в городе Ош, где можно было забрать оригиналы (сама турфирма находится в Бишкеке). И вот мы оказываемся перед крайне непростым выбором — что же делать дальше?

4. С одной стороны, у нас есть еще целых шесть дней на эти края. Через три-четыре дня начнется пик Персеидов — августовского метеорного потока, который и на равнине представляет собой незабываемое зрелище, а уж в горах. С другой — погода на Памире очень непредсказуема и в нашем путешествии часто менялась именно после заката: с уходом солнца небо за каких-то полчаса могли затянуть хмурые тучи.

5. Вроде бы надо оставаться. По тем же документам мы можем находиться в стране вообще и в Горном Бадахшане в частности еще целых 10 дней. Так, ну а вдруг погода опять испортится и мы прозеваем Персеиды? Вот обидно-то будет. Ну а если сейчас все же уедем, то когда мы еще сюда вернемся? Нескоро, ага. Выбор был крайне непростой, так что решили бросить монетку.

Вышли на улицу, и тут вдруг ветер дунул с такой силой. В общем, мы поняли, что это все же знак.

Памир — это потрясающие по красоте места. И одна из граней этой красоты — суровость. Безжизненные края, плохо приспособленные для обитания людей. Ветер и холод круглый год. Практически не тронутые человеком места. Рассматривая чужие фотографии перед поездкой, я просто не верил, что однажды мы туда попадем и увидим все это собственными глазами.

Там действительно есть на что посмотреть — бескрайние просторы высокогорной пустыни, хорошие и отзывчивые люди, доброта которых контрастирует с их непростой жизнью. Острые, неприступные вершины гор и чистейшие озера. А общая удаленность от цивилизации еще больше манит любого путешественника. Но в тот конкретный момент.

6. В общем, мы с женой честно друг другу признались, что в тот момент оба просто немного устали. Устали от холода и бесконечного ветра. И хотя сейчас я понимаю, что, наверное, остался бы в тех краях еще на несколько дней, но тогда мы решили спускаться в Киргизию. Завели Дэфа и поехали дальше по Памирскому тракту. И, как показало время, правильно сделали.

7. Пожалуй, это был самый худший кусок дороги. Высота 4200 метров, раздолбанный асфальт, один раз переезжали реку вброд, так как мост смыло. Издалека нам показалось, что киргизский грузовичок застрял.

8. Но на деле водитель просто доливал грязной речной воды в бачок системы охлаждения старенького Мерседеса. На этой высоте машины очень легко закипают.

9. Воздух затянуло дымкой, из-за которой вершины гор вокруг нас стали казаться еще более далекими.

10. Дорога по долине. И многокилометровый забор вдоль нее. Граница.

11. Вообще не представляю себе, сколько труда и ресурсов сюда было вложено.

12. Река, разлившаяся по долине.

13. И горы, по которым проходит граница с соседним Китаем.

14. Вот как-то так нам и запомнился Памир — вершины, укутанные облаками, огромные пространства и километры забора. “Граница СССР священна и неприкосновенна“.

15. От озера до границы оказалось около 40 километров. Проезжаем мимо старой стеллы.

16. Горы потихоньку начинают меняться. К привычным цветам Памира добавляется красный. С дороги открывается шикарный вид на долину. На небе драматичные тучи, сквозь которые пробивается солнце. Скоро начнется закат. Я даже захотел было снять здесь таймлапс минут на тридцать, но что-то передумал. :) И вот, поднявшись на гору, дорога делает очередной поворот, за которым находится пограничный пост. О нашем прохождении границы я уже рассказывал в отдельной записи, но, думаю, нелишним будет продублировать эту эпопею и здесь.

Граница Таджикистан — Киргизия. Перевал Кызыл-Арт, 4280 метров.

На границе перед въездом на территорию с нас потребовали документы о ветеринарном и фитосанитарном контроле. Отдал им все, что было. Те придрались, что не хватает еще какой-то бумажки и сказали, что надо заплатить штраф 300 рублей.

Читайте также:
Фото Пуэнт-Нуара (39 фото)

— Хорошо, квитанцию дадите?
— Ладно, брат, езжай.

Потом в будке с гордой надписью “Служба по контролю за оборотом наркотиков” спросили, есть ли у нас что, а потом переписали данные паспортов в тетрадку. Так мы оказались в списке потенциальных курьеров. :)

Ну а дальше было крайне весело. Подходит ко мне мужик в куртке “адидас” и трениках и представляется начальником службы транспортного контроля. Требует от меня акт досмотра транспортного средства — “такая маленькая зеленая бумажка“.

— У нас такой нет.
— Как нет? Тебя бы в страну без нее не пустили. Как ты въезжал?
— Через Фатехобад.
— Там на таможне давали, брат, всем дают. Давай мне ее.
— Нету.
— Как нету? Ты что, думаешь, я просто так здесь сижу? Я работаю здесь, я погоны ношу!

17.

Тем временем общение с улицы плавно переходит в его “кабинет” — каморку в вагончике-бытовке со старым деревянным столом и парой стульев. Из ящика стола достает половину листа А4, где в шапке написано “Акт досмотра“.

— Вот такая бумажка должна быть, когда в страну въезжаешь.
— Что ты мне голову морочишь? Нету.
— Нету? Ну сейчас тогда оформлю протокол, поедешь 100 километров в Мургаб, в банке оплатишь штраф, вернешься и я тебя пропущу.
— Ну давай, оформляй.
— Ты понимаешь, что если я его напишу, тут все официально? Платить только в банке! У нас здесь банка нет, банк в Мургабе!
— Понимаю. А через вас тут много туристов проходит?
— Да, много!
— Ну покажи мне хоть одну заполненную бумажку!

Мужик начинает поочередно вытаскивать ящики стола, в одном из которых лежит стопка “актов”, а два другие пустые. Делает он это по несколько раз с каждым ящиком, но в них, к его удивлению, по-прежнему ничего нового само собой не появляется. Мне уже становится смешно.

18.

— Сменщик забрал!
— Ну, я понял. От меня ты что хочешь тогда?
— Ладно, давай оставляй и можешь ехать! (неопределенно машет рукой в сторону стола)
— Что оставлять?
— Эээ. Ты что, не понимаешь, что ли? Сейчас протокол писать буду!
— Ну хорошо, я не против!
— Тебе оно надо вообще? Давай оставляй и свободен!
— Что оставлять? :))))))))
— Эээ.

И так несколько раз по кругу. В итоге через полчаса беседы мы пришли к соглашению, что он, начальник службы, хороший и добрый памирец, поэтому он нас отпускает просто так, а вот если бы мы попались его сменщику — тот очень злой, и на этом наша экспедиция вообще бы закончилась. А сегодня нам просто нереально повезло и мы можем ехать дальше.

Финальный аккорд — проверка регистрации, сдача разрешений на посещение Горного Бадахшана, выездные штампы в паспортах — и можем ехать дальше. Машину никто не смотрел, Юля из Дэфа вообще не выходила. Общее время прохождения границы — меньше часа, из них большая часть времени ушла на болтовню с “начальником важной службы“.

Выкладываю сканы документов, возможно, кому-то они пригодятся:

А) Разрешение на временный ввоз машины. Без него по идее не выпустят ТС, если выезжать из страны не в том же месте, где въезжали. Крайне важная бумажка. Сотрудники таможни почему-то вначале “уперлись” и хотели сделать разрешение только на две недели, но мы их уболтали все-таки сделать на месяц, иначе нам пришлось бы через две недели выезжать из страны через другой КПП и заезжать туда снова. На дорогах не требуют. Забирают при выезде.

Б) Карточка регистрации. Можно сделать в местном ОВИРе, это бесплатно, но выдается она, если не ошибаюсь, только на несколько дней. Т.е постоянно приходится ее обновлять по мере движения по стране. Мы делали платную туристическую регистрацию, но зато на целых три месяца! Регистрацию делают по загранпаспорту, в который потом и прикрепляется карточка. На дорогах при остановке пару раз спрашивали, при выезде из страны забирают.

В) Разрешение на посещение Горного Бадахшана (как написано ручкой внизу в скобках — “кроме озера Сарез”). Мы делали в Душанбе. Как только въезжаешь в ГБАО, его проверяют на каждом посту милиции. Кто-то рассказывал, что умудрялся договариваться и без него, но это уже как повезет. На выезде при тебе его выбрасывают в мусорник. :)

Читайте также:
Фотографии Сортавалы

19. Собственно, вот и все. У нас за спиной остался Таджикистан, а впереди был крутой и резкий спуск в Киргизию по перевалу Кызыл-Арт (Красный Перевал) с высоты 4280 метров. Внизу на фото — это не граница, а что-то вроде дальнего КПП. Военные с автоматами проверили наши паспорта и сказали, что пограничный пост находится внизу перевала, через 20 километров отсюда. Так как с каждой минутой становилось все темнее и темнее, то мы включили весь имеющийся свет и рванули вниз. Дорога то представляла собой куски ровного асфальта, то превращалась в убитый грейдер, благо что стравленные 33″ колеса позволяли не обращать внимания на такие мелочи.

20. Прохождение киргизской границы — тема для небольшого рассказа. Первым делом пограничник на воротах спросил, есть ли у нас наклейки. Когда я зашел в кабинет его начальника, то понял, почему он это спросил. :)

Начальнику таможни, узнав, что у нас нет наклеек, немного расстроился и сказал мне, что у них введен экологический сбор в 2500 сом с машины, это 50$. Потом вместе почитали с ним законы, потом пришли к выводу, что Дэф — это все же не грузовик, и с него сбор будет 1000 сом, то есть 25$.

2500 = 50. 1000 = 25. Эээээ.

Достали калькулятор и пришли к выводу, что сбор все же составит 20$, на которые мне и была выписана квитанция. Я заполнил декларацию на киргизском под его руководством. На ней же он отметил временный ввоз машины до 10 сентября. Я несколько раз спросил про отдельный бланк на временный ввоз, он сказал, что бланков никаких нет и этого будет достаточно. Как выяснилось, не обманул, хотя риск все же был.

Машину не смотрели. И в итоге мы прошли таможню за 25 минут. Проехали километров 20. Стемнело мгновенно, время ушло на час вперед. Нашли съезд с трассы к реке и встали на ночевку. Высота “детские” 3300 метров, газовая горелка снова сама зажигается от искры, без помощи зажигалки. Мы снова в Киргизии, ура.

Подводя итоги.

Горняшка?
Практически не беспокоила, видимо, благодаря акклиматизационному подъему к буддийскому монастырю. Во время первой ночевки на высоте (озеро Зоркуль, 4155м) немного болела голова и снились “психоделические цветные сны”, причем обоим. В общем-то, все. На следующий день решился на смелый эксперимент по дегустации крепкого алкоголя в высокогорных условиях — эксперимент завершился удачно, все прошло в штатном режиме. :)

Сколько надо дней, чтобы увидеть Памир?
Если никуда не спешить и устраивать дневки в красивых местах, то я бы сказал, что в идеале — месяц. Из них 10 дней на дорогу и три недели на страну. Если двигаться в обычном экспедиционном темпе с парой-тройкой дневок — то общий срок три недели.

У нас дорога до границы Узбекистана заняла пять дней (хотя могли уложиться в четыре), потом день на прохождение четырех таможенных пунктов и еще двадцать дней по стране, с 22 июля по 10 августа включительно.

Быстрее, как мне кажется, будет уже не то — вечная спешка и нервы, что отстаешь от графика. Это наше мнение применительно к нашей команде. Знаю экипажи, которые рулят посменно и предпочитают ночные перегоны. Тут уж каждому свое, как говорится.

Не страшно было?
Вообще ни капельки. Люди очень добрые и отзывчивые, в случае любого ЧП тебе придут на помощь. Самым “диким” местом на маршруте было озеро Зоркуль в погранзоне, во всех остальных местах мы так или иначе кого-то встречали, если не в один день, так на следующий. Туристов в тех краях также достаточно много, из них подавляющее большинство составляют иностранцы (Европа, США).

Планируем ли вернуться туда снова?
Обязательно. Памир — это суровые и безжизненные края, где живут потрясающие по доброте своей люди. Таджикистан очень красивая страна, и многое там мы еще не посмотрели. Сейчас прошло уже больше трех месяцев с момента, когда была сделана эта фотография. И с каждым днем все больше убеждаюсь, что очень хочется вернуться к тем вершинам. Туда, где жизнь настоящая.

Точки съемки
Посмотреть на карте, где были сделаны фотографии.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: